Ольга Заева

Состоялся у нас в воскресенье в Фоме в клубе Максима Исповедника обсуждение на тему возможности восстановления евхаристического общения католиков и православных.
Я добавила тоже свои 5 копеек, в основном по текстам недавнего моего обсуждения более общего вопроса с одним ЖЖ френдом из КП

2.. Но истина, сохраняемая православием, не умаляется от наших грехов. Другие же исповедания есть смешение истинного и ошибочного.

Вот, и тут я спорить с Вами никак не буду, Вы все это правильно написали, именно так и должен писать верный любой конфессии (кстати он именно так и пишет, обратного я еще пока не встречала). Потому что кому Церковь не мать, тому Бог не Отец.
А любой нормальный человек точно знает, что его мать – это самая лучшая женщина в мире. Хотите спорить со мной, что в случае моей матери это не так? Лучше не спорьте
Но тем не менее любой нормальный человек никогда не станет утверждать что все остальные женщины не являются женщинами. Что настоящая женщина – это лишь его мать.
Возвращаясь от этого лирического отступления к рассматриваемому вопросу буду утверждать, что рецепт совмещения в одной голове факта существования самой истинной Церкви с фактом существования других не менее истинных христианских церквей я вижу в старом как христианство уч6ении Отцов — в апофатичнеском богословии. Которое утверждает то же самое, о чем я Вам раньше написала – истина о Боге невыразима ни в каких человеческих понятиях. Скажу еще более – не только о Боге, вообще о духовном мире. Даже рискну сказать еще более. Как показывает современная наука, в самых глубинах материи, истина о материальном мире вполне возможно тоже невыразима в человеческих понятиях. И об этом как ни странно писал один Отец, кажется если не ошибаюсь Максим.
Если Вы хотите называть это агностицизмом – назовем апофатику агностицизмом. Хотя мне кажется это неверно, потому что агностик говорит – мироздание непознаваемо, и на этом все заканчивает. А апофатик говорит – мироздание непознаваемо, но с этого все начинает, и потом пишет тома капофатики, где описывает Бога как раз в человеческих понятиях, потому что писать нечеловеческими понятиями мы пока еще не научились

Так что же он описывает в этих томах, если считает, что Бога нельзя описать в человеческих понятиях?
А описывает он, осознанно или нет, наше Бога понимание, как нам людям неописуемого в человеческих понятиях Бога все же в человеческих понятиях понимать, чтобы мы далее могли с Ним успешно взаимодействовать. Потому что человек в отличие от камней, растений и животных не сможет успешно взаимодействовать с тем, неизвестно с чем
Или иначе говоря, капофатическое Богословие создает модели неописуемой человеческими понятиями реальности, естественно в понятиях человеческих
Это есть богословское основание нашего объединения. Без этого нгикакого обънединения не будет никогда.
И вот тут встает еще вопрос замечательной Вашей модели, я имею в виду часы. Она специально для экуменистов. В том смысле что неправильно пытаться объединять части разных часов, такие часы работать не будут. Но каждые часы тем ни менее работают, и успешно, и являются ча сами, а нре чем то иным
Итак, нам ничего ни с чем объединять не надо. Бог строит Церковь свою в могучем единстве разнообразия. И не надо ликвидировать это разнообразие, что то объединяя. Надо лишь одно – признать единство. А многообразие уже есть, оно уже состоялось

Полностью обсуждение здесь
http://bpev.livejournal.com/51650.html

Проговорив часов до пяти, затем решили продолжить обсуждения с вопроса о догмате папы. На том и разошлись
А у меня начался постэкуменический синдром
То есть хожу и все думаю – а зачем обсуждать этот догмат о папе и вообще что либо с ним далее делать?
Понятно, что догмат отражает определенное решение вопроса о централизации власти в церкви. Понятно, что вопрос этот может решаться по разному, в спектре от полной централизации до отсутствия таковой. Понятно также, что любое решение имеет свои плюсы и минусы, и при каких то условиях сильнее будет одно, при каких то – другое.
Так зачем тут что либо менять. Сейчас в Церкви представлены оба решения, и при различных обстоятельствах Бог может успешно использовать то или иное.
Зачем превращать папу в подобие десятка патриархов, кому из православных папа как глава католиков мешает и чем? Зачем превращать десяток патриархов в подобие папы, кому из католиков православные патриархи- главы православных поместных церквей мешают и чем?
Зачем Церковь, которая подобна устойчивому дубу в могучем разнообразии возможных решений, дубу, который никакие бури не в силах будут поколебать, переделывать в хилый «едино истинный» шест, колеблемый от любого дуновения ветерка? Разве Бог для того все творит в единстве разнообразия, чтобы богословы далее все редуцировали к унылому однообразию?

No tags for this post.
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика