Автор: kondratio

http://kondratio.livejournal.com/19039.html

Недавно известный украинский православный мыслитель Юрий Черноморец опубликовал в своем блоге статью «Что делать?» в которой он констатируя сложность разрешения современных проблем церковной политики, предлагает христианским мыслителям обратиться к богословию.

Подав короткий обзор развития православного богословия в связке с философией, и справедливо диагностировав состояние православного богословия как застой, Черноморец, показывает главные причины такого застоя:

«Первое. Так и не создан неопатристический синтез. Сумма теологии отцов не написана. Тем более не создано компендиума современной теологии на основе этой суммы.
Второе. Так и не создано суммы православной евангельско-евхаристической теологии. А значит – не открыта перспектива, которую только угадали Афанасьев-Шмеман и Сурожский.
Православие вообще привыкло работать рывками. И чуждается написания сумм.
Отсюда и постоянная проблемность церковной жизни. Даже если бы все было продуманно богословски, это еще не гарантировало системности и слаженности церковной жизни. Но отсутствие системной работы точно гарантирует беспорядок в церковной действительности

Однако, по нашему мнению, этот вывод является глубоко неполным, а следование таким рекомендациям по преодолению застоя, может этот застой только усугубить. На богословские проблемы нужно смотреть намного шире.

I. Для начала вернемся к церковной политике.
В последние 20 лет Православие сотрясают политические кризисы – расколы, связи с государственной политикой, Русский мир и т.д. Вокруг них написано множество статей, плох Русский мир или хорош, плох Гундяев или хорош. Но никто почему-то толком не поставил проблему и тем более не ответил на вопрос – насколько Церковь вообще может быть политическим и экономическим актером, насколько она может контактировать с государством и исполнять его заказы, насколько владеть собственностью и вообще насколько правомерны вещи типа Русского мира и бизнес-деятельности клириков в контексте Евангелия, насколько политические идеологии (национализм, империализм, и т.п.) могут стать частью богословия. Вот вам ПЕРВЫЙ АКТУАЛЬНЫЙ БОГОСЛОВСКИЙ ВОПРОС который требует ответа.
Серьезной церковной проблемой сегодня стала неспособность или нежелание официальных конфессиональных богословов дать церковную оценку многим новым мировым глобальным тенденциям и проблемам, которые возникли или обострились в ХХ веке. Это глобализация, власть ТНК, государств и негосударственных тайных организаций, идея тоталитарного мирового правительства, экуменистическое движение и т.п. Особенно остро в православных конфессиях эти проблемы поднимаются в контексте Откровения Иоанна, особенно о становлении мирового царства апокалиптического Зверя, воцарении Антихриста, введения начертания Зверя через ИНН, штрих-код, чипирование людей, и т.д. Даже «непосвященному» христианину видна связь современной истории и Апокалипсиса. Однако богословы и высшее церковное начальство или игнорируют такие вопросы или уклончиво отвечают в духе «это все сказки юродивых старушек», — у церковного народа такая политика клира вызывает логическое подозрение, что многие церковники «заодно с Антихристом» и провоцирует тихую оппозицию, которая время от времени выливается в демарши типа диомидовских. Необходим правдивый церковно-апокалиптический анализ современности с обоснованными ответами, даже если они будут горьки и неполиткорректны. Вот вам ВТОРОЙ АКТУАЛЬНЫЙ БОГОСЛОВСКИЙ ВОПРОС.

II. Однако разрешение этих вопросов упирается в более общие богословские проблемы.
Наиболее критической богословской проблемой современности является экклесиология. Исследуя Евангелие, историю первых христиан, — видно, что это поразительно отличается от современного церковного устройства. Теперь мы имеем крупные бюрократические организации, возглавляемые закрытыми кастами клириков, часто глубоко деградированных, которые монополизировали право «вязать и разрешать», право на Истину, отождествили себя и Церковь, управляют христианским народом как своими крепостными, а сами эти организации, по сути стали бизнес и политическими союзниками князей мира сего. Они создали огромный свод фарисейских правил и «канонов» которые сами не исполняют, но навязывают народу под страхом ада или анафемы. Народ же в свою очередь, часто слепо и равнодушно исполняет эти полуязыческие постановления, не понимая, что Христос заповедал совсем другое. Подобное состояние вещей объясняется тем, что Церковь была союзником государства с 4 по 20 век. Но ведь теперь уже нет христианских государств, современная эпоха или равнодушна или антагонистична христианству. Мир все более стает похожим на первые века христианства, тогда как современная церковная жизнь поразительно от них далека. Возникла острая потребность вернуться к евангельским первоистокам экклесиологии. Вот вам ТРЕТИЙ АКТУАЛЬНЫЙ БОГОСЛОВСКИЙ ВОПРОС, требующий огромного объема работы.
Еще одной критической проблемой, особенно для традиционных конфессий католиков и православных является почти полная деградация миссионерской деятельности. За столетия государственной поддержки и упадка церковной жизни они разучились нести Евангелие по миру, и уже ничего кроме миссии мечем и сапогом не знают. Куда продвинулась машина христианских государств – там и укоренились соответствующие конфессии. Государство остановилось – остановилась и миссия. Некоторые попытки христианизировать народы без государственной протекции ни к чему не привели. В современной ситуации ярким примером такой миссионерской импотенции православных и католиков является ситуация в Китае. За последние десятилетия, при чем в условиях враждебности государства и общества, там массово распространилось христианство. Но это христианство, в основной своей массе, что называется «протестантское», при чем местного разлива (они, например, богословствуют, используя как инструмент философию не Платона как у нас, а Конфуция). И если учесть, что сегодня в Китае насчитывается около 120 млн. при чем не номинальных, а «практикующих» христиан, то можно смело утверждать, что Китай стал самой большой христианской страной в мире, в которой не нашлось достойного места ни католикам ни православным. Их многолетние попытки миссионерсва привели лишь к общественному отторжению и презрению, поскольку проповедовали не Христа Распятого, а свои богословские, философские, языковые, культурные, политические, экономические наросты и предрассудки. Если и дальше так пойдут дела, то в силу объективных политических и демографических процессов православных ждет судьба коптов в Египте. Вот вам ЧЕТВЕРТЫЙ АКТУАЛЬНЫЙ БОГОСЛОВСКИЙ ВОПРОС.

III. Наконец все эти пункты упираются в наиболее общие вопросы христианского мировоззрения.
Нужно признать, что по многим вопросам современного христианства, Отцы уже не могут нам помочь. Они жили в довольно узкой системе Византийского или Российского христианства, и соответственно работали над вопросами, актуальными в ту эпоху. Некоторые из них актуальны и сейчас, но многие уже утратили свою актуальность. Посему патристический синтез не такой актуальный, а синтез современных богословских воззрений еще рановат – слишком мало еще сделано новым богословием. А всякие там «суммы», систематизация, упорядочение современной христианской жизни приведут только к консервации существующего плачевного состояния.
Работы Лосского, Афанасьева, Шмемана, Мейендорфа, Зизиуласа, Яннараса, Станилое – это только первые шаги к новому осмыслению христианства. Нужен широкий фронт смелых христианских исследований и осмыслений.
Во-первых, следует, не боясь быть обвиненным в «протестантизме» вернуться к Евангелию, сопоставить современную церковную и светскую действительность с буквой и духом Нового Завета.
Во-вторых, необходимо активизировать поиск нового философского инструмента для богословия. Античная платонистическая философия, которая полтора тысячелетия доминировала в христианстве давно исчерпала себя, и часто приносила богословам много проблем, набрасывая на христианскую мысль рабские узы, отдаляя ее от Христа. Сейчас в богословии доминирует Система – система знаний, система в Церкви. Система – это механизм, который работает согласно законам, правилам, канонам. Но Христос освободил нас от рабства закону и даровал нам Благодать. Строгий системный подход в христианстве требует пересмотра.
В-третьих, переосмысливая Библию и христианскую философию, следует выработать новые христианские парадигмы понимания сущего. Ведь христианскими могут быть не только богословие, философия и этика, но и фундаментальная наука, история, социология, психология и т.д.
Вот вам ПЯТЫЙ И САМЫЙ АКТУАЛЬНЫЙ БОГОСЛОВСКИЙ ВОПРОС.

Однако наше повествование и постановка вопросов не может пройти мимо распространенного явления, которое можно назвать «собачьим богословием».
Дело в том, что многие христианские мыслители, будучи зависимыми от конфессиональной системы – финансово, административно, а то и просто опасаясь ее гнева, банально боятся говорить то что думают. Они, даже в частных беседах соглашаются с многими довольно радикальными идеями, однако на публике вынуждены или завуалировать их в сложных словесных конструкциях (как, например, это делал Афанасьев) или вообще молчать. Получается, они как собаки – все понимают, а сказать не могут.
А те, кто отважились говорить открыто – откровенно травятся, объявляются еретиками, раскольниками, протестантами.
Вот кто-то так же подумает об авторе этой статьи, или скажет, что поставленные в ней вопросы невозможно разрешать. Ответим только одно: «Будьте реалистами – требуйте невозможного», ведь для Бога ничего невозможного нет.

»crosslinked«

No tags for this post.
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика