Автор: ПАВЕЛ МИНКА

Задача Церкви – войти во все сферы человеческой жизни и преобразить их, освятить Божьим присутствием. Поэтому проповедниками можно назвать не только миссионеров вроде Кураева, но и публичных людей, которые исповедуют православие в своей среде на ее языке. Пример – отец Иоанн Охлобыстин, актер и священник. Да, он не совсем вписывается в рамки «стандартного священника», но ничем не погрешает своей оригинальностью. В Церкви должны быть не только типичные батюшки, но и такие, как отец Иоанн. Он мало пишет на православную тематику и проповедует, но любое его интервью и любая его актерская работа – это уже проповедь. Тысячи людей обратили свое внимание в сторону православия после того, как узнали, что их любимый актер – священник. Может далеко не у всех это закончилось воцерковлением, но эффект имело все же большой…


Будущее нашей Церкви зависит от того, будут ли в ней публичные люди и элита. Среди верующих публичных людей уже есть яркие имена, например, Петр Мамонов, Константин Кинчев, Юрий Шевчук, отец Иоанн Охлобыстин, но этого мало (несмотря на то, что уже сейчас некоторые другие представители элиты говорят о своем православии, многие из них не являются таковыми, и это лишь формальное исповедание)… Церковь должна обратиться к человеку через выдающихся людей. И эти люди должны заговорить с обществом не на «церковнокитайском», а на нормальном человеческом языке…  Человек должен почувствовать, что Церковь – близка ему, что она – Церковь людей, а не Церковь бабок и «благочестивых кибердроидов»…

Проблема в том, что людей от Церкви отталкивают не столько наши «бабкоежки» или «ревнители веры», отправляющие всех, кто не исповедует их узкие религиозные взгляды, в ад (или другие церковные проблемы), сколько «нормальные» православные. У современных верующих сложился очень неправильный стереотип о том, что твое благочестие измеряется количеством запретов, которые ты для себя придумал. Запретов не на грех (он, понятное дело, не может быть оправдан), а запретов на нормальные человеческие вещи. С одной стороны, быть в Церкви и оставаться современным человеком, – не запрещено, с другой стороны, нормальное взаимодействие с окружающим миром часто осуждается как отсутствие духовности или неблагочестивые поступки. Например, я не могу понять, почему считается благочестивой точка зрения, что косметикой пользоваться не очень хорошо, и она разрешается лишь для того, чтобы не смущать окружающих своей неухоженостью. Или, скажем, многие православные с осуждением воспринимают актерскую игру отца Иоанна Охлобыстина, хотя за время своего священства он снимается в нормальных фильмах для нормальных людей и по благословению. Делает ли он что-то греховное? Нет. Приносит ли это пользу для Церкви (миссионерство)? Да. Вопрос: кому вредит отец Иоанн? По сути, никому, кроме верующих с неправильным антиобщественным сознанием…

Одна из самых распространенных точек зрения среди православных состоит в том,  что мир культуры – в большей степени основан на грехе. Его не создавали елейные платочные прихожаночки и иже с ними, поэтому в нем что-то не так… Поэтому лучше к нему не обращаться. Да и зачем он нужен, если есть святые отцы? Достаточно их! Остальное – не к пользе! Ты благочестив, если с утра до вечера читаешь святых, а не поэзию Серебренного века или западных философов, потому что для спасения святые нужны, а философия – нет!..

Может быть, монаху и не важно читать Блока и Гиппиус. Монашество – это отдельный путь, когда все в жизни приносится в жертву ради молитвы. Но церковное большинство прихожан – это миряне, которые являются вполне нормальными людьми с нормальными современными негреховными интересами. И если мы хотим исполнить заповедь Христа о распространении веры, которую он дает перед Вознесением («Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф.28:19,20), то не стоит запрещать нормальные человеческие радости как не совсем благочестивые. Не все в жизни должно быть сплошь и рядом посвящено духовному вопросу (хотя он и является самым главным). Жизнь состоит из массы вещей, в том числе и простых человеческих радостей и интересов…

У нецерковного человек (как и у современных прихожан) – масса не только духовных интересов, которые далеко не всегда греховны. Ничего плохого нет в том, если он хочет посмотреть вечером какое-нибудь кино по телевизору, почитать что-нибудь из светской литературы (может даже и не классической, а попсовой), пойти на концерт популярного исполнителя…  Не надо его осуждать за неблагочестие, если он празднует 8 марта или День святого Валентина…

Лет десять назад Андрей Кураев и ряд других богословов боролись за право мыслить в Церкви. Они говорили: «Мир – не черно-белый, мир сложный! Не все, что за порогом храма, – сатанизм. В мире есть много вещей от Бога, которые не носят ярлыка: «ортодоксально». Право мыслить было отстояно. Читать не только православную литературу, быть философом и думающим человеком – стало возможно для православного без ругани со стороны братьев по вере. Теперь же новая проблема – нужно отстоять право на образ жизни. Как в Церкви могут быть умные и читающие люди, так в ней могут быть люди и разных образов жизни… Если, скажем, отец Иоанн Охлобыстин не вписывается в рамки благочестия кого-то, то это не значит, что он не имеет права на существование. Дайте ему возможность быть! Он ведь не в грех скатывается!  Дайте возможность людям оставаться нормальными людьми, но при этом и быть православными. Дайте возможность им заниматься своими мирскими делами и освящать их своей верой…

В Церкви есть место для всех: и для актеров, и для рокеров, и для философов, и для ученых, – для всех. В ней есть место для простых человеческих радостей. Не все должно быть елейно-слащавым…

Церковь станет основой общества в том случае, если церковная общественность будет терпеть православных с разным образом жизни и кругом интересов (но единой духовностью!). Если в Церкви будет много актеров, музыкантов, политиков,

ученых, философов и других, которые по-настоящему совместят свое православие и светскую профессию, то она станет поистине Вселенской. Верующие совершенно разных профессий  и интересов должны светить Христом в своих кругах общения. Возможно, они вообще ничего не будут говорить о Боге в своем круге, но от них требуется быть по-настоящему хорошими христианами. Уже этим они должны показать, что Церковь может преобразить все негреховные стремления человека, что она может освятить его жизнь во всем… И для того, чтобы быть верующим, не нужно убивать в себе нормального социального человека и современные человеческие интересы и привязанности… Верующие публичные люди должны показать: в Церкви есть место для всех людей с их многообразными интересами и простой человеческой жизнью…

http://new-theology.com.ua/?p=1316

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика