Автор: Беседовал Владимир Бурега

Вот уже вторую неделю в христианских церквах Востока и Запада продолжается Великой пост. В разных кофессиях существуют разные традиции соблюдения поста. Мы предлагаем нашим читателям беседу с пастором Немецкой Евангелическо-Лютеранской Церкви Украины Андреем Гамбургом о том, что такое Великий пост в лютеранстве.

— Начнем с главного. Что такое пост в лютеранском понимании?

— Прежде всего, пост — это особый внутренний настрой, который относится как к духовной жизни, так и к нашим внешним привычкам, нашей внешней набожности. Пост — это глубоко индивидуальная вещь. В лютеранстве пост —  это еще и подготовка к празднованию какого-либо важного церковного события. При этом в лютеранстве (в отличие, например, от православия или католицизма) в принципе не существует каких-либо общих правил о воздержании во время поста от той или иной пищи.

— Значит ли это, что в лютеранстве не существует никаких общецерковных постов? Каждый отдельный человек сам принимает решение когда, как и от чего ему воздерживаться?

— Если понимать под постом нечто общеобязательное, жестко предписанное Церковью, то такого поста в Лютеранской Церкви не существует. Тем не менее, у нас есть два общецерковных поста: Великий (который идет сейчас, предваряя праздник Пасхи) и малый (предваряющий праздник Рождества Христова). Однако эти посты носят рекомендательный характер.

— А вообще со стороны Церкви к верующим обращены какие-либо четкие предписания, относительно того, как соблюдать эти посты?

— В своих проповедях пасторы постоянно обращают внимание своей паствы на то, что приближается время поста. Я в своих проповедях говорю о том, что во время поста мы должны обратить внимание на вещи, которые являются для нас наиболее значимыми. Мы должны уделить больше времени чтению Библии, молитве, посещению церкви. Во время поста мы пытаемся изменить свою жизнь таким образом, чтобы нам стало еще более четко понятно, что в нашей жизни является самым главным. Мы должны попытаться отвлечься от внешнего и сосредоточиться на внутреннем. Например, во время поста я могу отказаться от телевизора и тем самым предоставить себе больше времени для духовных занятий. Я могу отказаться от употребления мяса и алкоголя, тем самым показав себе, что без этого я могу жить, а значит, это не самое главное в моей жизни. Во время поста мы расставляем приоритеты нашей жизни, как в духовном, там в материальном аспекте. Во время поста человек, например, может больше сосредоточиться на своей семье, не распыляться на множество встреч с друзьями. В кругу семьи человек тоже переживает особый духовный опыт, он понимает, что семья — это дар Божий и им нужно дорожить. То есть время поста меняет обыкновенное течение нашей жизни, влияет не только на нашу духовность, но и на наш подход к наполнению жизни.

— Каждый человек самостоятельно решает, в чем именно он себя ограничивает, на чем он особенно сосредотачивается в период поста?

— Совершенно верно. Это личное решение человека. Ведь жизненные обстоятельства у каждого индивидуальны. Например, моя супруга уже 16 лет является вегетарианкой. Для нее пост как воздержание от мясной пищи просто теряет смысл. Поэтому она, например, во время поста может отказаться от сладостей. Или, предположим, есть люди, которые вообще не прикасаются к алкоголю. Для них пост как воздержание от спиртного также не имеет никакого смысла. Они могут ограничить себя в чем-то другом. Для нас чрезвычайно важен этот индивидуальный подход к посту. Я хочу выяснить в дни поста, что является неотъемлемой частью моей жизни, а что я могу оставить в стороне. Я хочу сосредоточиться на основном. А в дни Великого поста основное для нас — это следование за Христом в Иерусалим по Его крестному пути, следование за Ним на этом последнем участке Его жизни. Мы особо вспоминаем последние дни Его земной жизни, Его беседы с учениками, Его ссоры с фарисеями, заговор против Него и так далее.

— А есть ли разница в лютеранской практике соблюдения поста в разных странах?

— В Германии, на родине лютеранства, сейчас начали открывать пост заново. Длительное время это была утерянная традиция. А сегодня в Германии это своеобразное «ноу-хау». Это что-то давно забытое, которое возрождается снова. В Украине несколько иная ситуация. Здесь лютеранство живет в православном окружении, в православной среде. И это накладывает отпечаток и на нас. Здесь всегда было более строгое отношение к посту. Пост считается неотъемлемой частью предпасхального (страстного) времени.

— А лютеранское богослужение в период поста отличается от богослужения в другие периоды года?

— Да, безусловно. На главном богослужении в пост можно выделить две главные особенности: не поется Великое славословие, а также не поется «Аллилуйя» после чтения Евангелия. Молитвы по своему содержанию отличаются от тех, которые звучат в другое время. Они особо окрашены переживанием Страстей Христовых. Библейские чтения также имеют особую смысловую нагрузку.

— Еще один вопрос, касающийся пастырской практики. В православной среде каждый человек может поститься в меру своих сил с той или иной степенью строгости (в зависимости от его возраста, состояния здоровья, рода занятий и т.д.). Но при этом человек советуется со священником о том, как ему лучше соблюдать пост. Насколько это характерно для Лютеранской Церкви? Может ли к Вам подойти простой верующий и спросить, как ему следует соблюдать пост?

— Для лютеранства характерен более свободный подход. Хотя общие тенденции схожи. У меня в минувшее воскресенье были занятия перед конфирмацией, и мы как раз обсуждали вопрос, как лучше провести пост. Поэтому нередко мы в диалоге ищем те формы, которые может принять пост в каждом отдельном случае. Хотя это не очень типично, чтобы ко мне подходили и прямо спрашивали, как проводить пост.

Здесь, опять же, моя задача как пастора сводится к тому, чтобы создать в людях правильный внутренний настрой. Ведь во время поста мы готовимся к воскресению, а значит, готовимся и к смерти (которая предшествует воскресению). И если я во время поста понимаю, что я могу жить без чего-либо, без чего-то, к чему я привык в обыденной жизни, если я понимаю, что могу с этим расстаться, то значит, я могу расстаться и еще с чем-то. А в последнем пределе я ведь могу расстаться и с жизнью. И вот это расставание с жизнью (то есть смерть) является неотъемлемым этапом на пути к воскресению. Этот момент для меня очень важен. Ведь мы все готовимся к смерти. И потому во время поста должно быть пересмотрено наше обыденное желание жить на земле и не умирать. Ведь если мы хотим быть совоскрешенными, то мы должны готовиться к смерти.

— Несколько лет назад в православной среде велась полемика о допустимости во время поста физической близости между супругами. Как смотрит на это лютеранство?

— Опять же, в этом вопросе для лютеранства характерен все тот же индивидуальный подход. Есть разные люди, в различных фазах их жизни. Глупо призывать к половому воздержанию восьмидесятилетнюю бабушку. С другой стороны, есть люди, у которых в сексуальной жизни все бурлит и красиво. Для таких семейных пар длительное воздержание от физической близости может быть слишком тяжелым бременем. Но при этом они все же могут себя ограничить. Скажем, они могли бы во время поста заниматься сексом с меньшей регулярностью, чем в остальные периоды года. Однако, еще раз подчеркну — это все сугубо индивидуально. Порой случается, что во время поста люди сознательно вырабатывают в себе определенный дефицит. Дефицит питья, питания, секса и так далее. И потом, когда мы празднуем Воскресение Христово, мы начинаем всеми силами восполнять этот дефицит. Мы переедаем, перепиваем. Ведем себя абсолютно необузданно в интимной жизни. Это желание создать дефицит, а потом впасть во все возможные излишества, никак нельзя приветствовать. Воскресение Христово — это, конечно, праздник, но мы должны проводить его с достоинством.

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика