Автор: Андрей Золотов

Ria.ru

Мало событий на стыке церкви и политики взбудоражили церковную и околоцерковную общественность на Украине и в России так, как прошедший здесь в минувшую пятницу Собор Украинской Православной Церкви – всего лишь второе за 19 лет заседание высшего органа этой самоуправляемой части Московского Патриархата.

Какие только слухи не бродили в церковных кругах накануне! Якобы мог быть отправлен на покой 75-летний Предстоятель УПЦ Митрополит Киевский и всея Украины Владимир, а власть в крупнейшей конфессии Украины, охватывающей около 12000 приходов и составляющей почти половину всех приходов Московского Патриархата в мире, якобы мог «захватить» его амбициозный молодой «прооранжевый» секретарь, архиепископ Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Александр (Драбинко). А если учесть, что фоном для любых церковных дискуссий на Украине волей-неволей является политически и эмоционально нагруженный вопрос отношений с Москвой и связанный с этим раскол в украинском православии, то накал страстей, вылившийся в обилие публикаций в Интернете, противостояние различных поправок к Уставу УПЦ и шумное «молитвенное стояние» протестующих перед воротами Киево-Печерской Лавры, где проходил Собор, становится понятен.

В итоге никаких радикальных изменений не произошло. Все остались на своих местах. Но история этого Собора, наметившаяся борьба за место преемника Митрополита Владимира, нюансы отношений церковного Киева и Москвы прекрасно высвечивают драматичные проблемы украинского православия, украинской и русской идентичности и не только церковных, но и связанных с ними политических отношений между Россией и Украиной.

УПЦ официально подтвердила свою связь с Московским Патриархатом, хотя и укрепила свою самостоятельность, проведя свой собственный Собор, о котором в Московской Патриархии узнали, похоже, из Интернета. За последние дни в Киеве торжественно отметили 45-летие епископства митрополита Владимира, получившего из рук президента Виктора Януковича звание «Герой Украины» и обеспечившего своей церкви высокую степень независимости – и от церковной Москвы, и от правительства в Киеве. Но здоровье митрополита Владимира, высочайший личный авторитет которого продолжает примирять различные группы интересов в Украинской православной церкви, явно уже не то.

С Москвой или против Москвы?

«Причина волнения – неприятие большинством православных УПЦ МП идеи отрыва от Матери – Русской Церкви», сказал РИА Новости один из сторонников административного единства Украинской Церкви с Москвой, архиепископ Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких). «Уже 20 лет в самой УПЦ МП группа клириков и мирян постоянно пытается будоражить эту тему, и люди чувствуют себя, как на вулкане.»

Как и где искать большинство в этих церковных дебатах – дело весьма проблематичное, да и церковная традиция настаивает на том, что принципиальные вопросы должны решаться не большинством голосов, а выявлением истины или консенсусом. Однако ясно, что в украинском православии на сегодня есть и сторонники единства с Москвой, и сторонники отхода от Москвы. Автокефалистское движение, возникшее на Украине в начале 20-го века, возродилось на рубеже 1980-х и 90-х и вылилось в появление двух непризнанных мировым православием церковных структур – весьма многочисленного Киевского Патриархата и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), которые вместе насчитывают около 4000 приходов и составляют, таким образом, по крайней мере четверть православных общин Украины. Для строителей украинской нации наличие «своей собственной», не-московской церкви является одним из важнейших атрибутов независимости. Создание «единой поместной украинской церкви» было неосуществленной идеей фикс для бывшего президента Виктора Ющенко. Что до нынешнего президента Виктора Януковича, то, хотя в начале его правления были ожидания, что он будет поддерживать УПЦ – церковь, к которой принадлежит сам и с которой у его «Партии регионов» обширные связи на Востоке Украины, вскоре религиозная политика его правительства стала гораздо более сбалансированной.

Наконец, недавнее избрание молодого и образованного Верховного Архиепископа Святослава (Шевчука) в качестве нового главы третьей по численности в Украине и пользующейся высоким авторитетом в обществе Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) – церкви византийского обряда, считающей себя также наследницей Киевской крещальной купели и хранительницей «украинства» на стыке Востока и Запада, создает серьезный вызов разделенному украинскому Православию.

Самостоятельность в управлении

Украинская Православная Церковь Московского Патриархата получила в 1990 году статус «самоуправляемой с правами широкой автономии». Это значит, что она сама ставит своих епископов и избирает Предстоятеля, наделенного почти всеми полномочиями и атрибутами главы самостоятельной Церкви, имеет свой Синод, может собирать свой Собор, но остается при этом в рамках Московского Патриархата. Однако это «компромиссное» положение несколько пошатнулось в последние годы. Дело в том, что в отличие от своего предшественника Патриарха Алексия II Патриарх Кирилл начал проводить активную политику собственного присутствия в Украине. Он посещает эту страну несколько раз за год, выдвинул теорию «Русского мира» — цивилизационного единства народов бывшей Российской Империи под эгидой РПЦ и, не оспаривая самостоятельности Украинской Церкви, заявляет себя отнюдь не фигуральным ее главой. В то же время, некоторые иерархи и члены УПЦ начали говорить о необходимости возврата к «экзархату» советских времен.

«В Украинской Православной Церкви за 20 лет возникло представление, что они сами решают, что им делать, — говорит в интервью РИА Новости внимательно следящий за своими оппонентами секретарь Синода непризнанного Киевского Патриархата епископ Васильковский Евстратий (Зоря) — А сейчас это вступает в противоречие с личностью Патриарха Кирилла, который по своему характеру централизатор. Митрополит Владимир и УПЦ на протяжении полутора десятилетий пыталась создать себе имидж украинской Церкви, а не русской Церкви в Украине. Патриарх Кирилл нивелировал всю эту работу».

Концепция «русского мира» была в основном отвергнута в Украине, в том числе и в УПЦ.
«Мы не можем призывать людей возвращаться из раскола в каноническую Украинскую Церковь и одновременно призывать их войти в «русский мир» — это нонсенс», — говорит высокопоставленный представитель УПЦ, просивший не называть его имя.

Интрига Собора

Вот в такой обстановке и развивались события последних недель, когда пошатнувшееся, по словам источников в Киевской митрополии, здоровье митрополита Владимира дало старт цепочке шагов и подозрений. 14 июня Синод УПЦ принимает решение расширить состав своих постоянных членов с 7 до 10 человек. В совет высших епископов, из числа которых избирается временный глава, местоблюститель, в случае смерти или ухода на покой предстоятеля, были включены три влиятельных украинских епископа. Это 34-летний архиепископ Александр (Драбинко) – давний секретарь митрополита Владимира, получивший недавно и должность председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ; митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел (Лебедь) – наместник Киево-Печерской Лавры, один из основателей «Партии регионов», депутат городского совета Киева, пользующийся здесь весьма двусмысленной репутацией; и могущественный владыка из небезразличного нынешней украинской власти региона, митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион (Шукало). Все трое, таким образом, позиционировали себя в качестве возможных претендентов на киевскую кафедру.

Через две недели, 28 июня, Синод собирается снова и принимает решение собрать Собор УПЦ – это все украинские епископы плюс выбранные от епархий представители священства и мирян, на 8 июля. Второй в истории Собор УПЦ был созван за 10 дней, при этом выборы в него должны были быть проведены в течение 3-4 дней – сроки, совершенно невероятные для реального выдвижения кандидатов «снизу» и гласного обсуждения актуальных тем. Такая скорость вызвала подозрения и в Москве, и в Украине. Практически вторя спикеру российской думы Борису Грызлову, заявившему однажды, что «парламент – не место для дискуссий», пресс-секретарь Предстоятеля УПЦ протоиерей Георгий Коваленко заявил на пресс-конференции в Киеве, что «Собор собирается не для того, чтобы проводить дискуссии, а для того, чтоб принять конкретные решения по конкретному кругу вопросов».

Понятно, что такие заявления не могли снять беспокойства, хотя Собор немедленно и назвали Юбилейным, заявив, что его главная задача – отметить 20-летие независимости Украинской Церкви и государства, а также 45-летие рукоположения в епископы митрополита Владимира.

По словам нескольких источников в УПЦ, не желавших, чтобы на них ссылались, именно борьба за власть в УПЦ явилась главной причиной спонтанного созыва Собора, потому что было необходимо срочно легитимировать расширение Синода. Однако архиепископ Ионафан считает такую постановку вопроса «уловкой автокефалистов» и напоминает, что далеко не только украинские епископы могут быть кандидатами на Киевскую кафедру. По Уставу УПЦ, украинские епископы избирают митрополита Киевского из числа всех епископов Московского Патриархата. Такой пункт в уставе дает почву для спекуляций, что и ближайший помощник патриарха митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), и сам Патриарх Кирилл могут быть избраны на Киевскую кафедру, когда она освободится. А эти спекуляции, в свою очередь, будоражат страхи о «руке Москвы», готовой отобрать самостоятельность Украинской Церкви.

«Этот слух – глупость филаретовцев и иже с ними,» — говорит архиепископ Ионафан, имея в виду распространяемый сторонниками украинской автокефалии слух о якобы планах Москвы назначить русского и доверенное лицо патриарха, митрополита Илариона (Алфеева), на высокий пост в Украинскую Церковь, — «Но лично я считаю, что он был бы великим приобретением для УПЦ и уверен, что он стал бы стопроцентным украинцем».

Уставные коллизии

На повестке дня Собора стояло утверждение Устава УПЦ, некоторые поправки к которому, по мнению ряда экспертов, противоречат Уставу РПЦ или, по крайней мере, умалчивают о прерогативах Патриарха Московского, отраженных в Уставе РПЦ. В ответ «промосковская» фракция во главе с митрополитом Одесским и Измаильским Агафангелом (Саввиным) внесла свои поправки. Началась дистанционная полемика с Москвой в лице неофициальных, но близких Московской Патриархии авторов, пока официальная церковная Москва, учитывая деликатность темы, молчала.

В итоге за несколько дней до Собора было опубликовано тщательно сформулированное письмо-благословение патриарха Кирилла митрополиту Владимиру. В нем патриарх благодарит киевского митрополита за «извещение» о созыве собора (которое тот не обязан был присылать, но, следовательно, все же прислал), благословляет проведение собора, желает его участникам «мудрых решений, направленных на укрепление единства» РПЦ и преодоление разделений в Украинском Православии, а также – с явным намеком на внутренние разделения и борьбу — «единомыслия и нелицемерного братолюбия».

По словам архиепископа Ионафана, на утреннем закрытом заседании Собора епископов, митрополит Владимир «во имя единства» снял с рассмотрения на Соборе все поправки в устав. По информации, подтвержденной потом протоиереем Коваленко, все поправки направлены в комиссию под председательством митрополита Донецкого Илариона (Шукало). Однако после перерыва, на Соборе УПЦ была принята резолюция, которая утвердила Устав в редакции 2007 года и одновременно все межсоборные решения Синода – в том числе и вносившие поправки в Устав. В тексте сохранилась и фраза о том, что Устав вступает в силу немедленно, в то время как Устав РПЦ требует, чтобы устав УПЦ был направлен на одобрение к Патриарху Московскому. Но в руководстве УПЦ пытаются минимизировать важность Устава. «Не Церковь для Устава, а Устав для Церкви», говорил журналистам протоиерей Георгий Коваленко.

Итоги

Подводя итоги, можно сказать, что хотя основные противоречия и были сняты или отложены, решения киевского Собора создали ряд церковно-правовых коллизий, которые нуждаются в разрешении. То, как готовился и проводился Собор, свидетельствует о серьезных трещинах в доверии между церковным Киевом и церковной Москвой. А назначение митрополита Донецкого Илариона председателем уставной комиссии несколько повышает его ставки в предстоящей борьбе за киевский митрополичий престол. В то же время, проблемы морального облика и общественного авторитета некоторых ведущих украинских архиереев в любой момент могут тяжело ударить по Церкви.

Однако в стратегическом плане клубок противоречий вокруг соотношения украинского и русского православия вряд ли разрешится скоро, потому что их идентичности слишком тесно сплетены. Русская Церковь видит свою родину в Киеве и традиционно недооценивает украинские отличия и свободолюбие. В то же время, наднациональный характер Московского Патриархата прежде всего базируется на том, что в него входит, помимо русского, и украинский компонент. А в Украине часть Церкви считает себя русской, а часть – наоборот, отталкивается от России в своем самоопределении. Даже не меняя нынешнего статуса УПЦ в составе Московского Патриархата – а все понимают, что на сегодняшний день даже законная автокефалия, то есть полная независимость, УПЦ приведет к новому расколу, руководство Украинской Церкви обязательно будет стараться наполнить свою самостоятельность все более полным содержанием. И это, в свою очередь, будет восприниматься в России и украинскими «москвофилами» как «шаги от Москвы».

По мнению российского политолога Андрея Окары, ситуация, при которой кажущийся Москве или Петербургу лояльным украинский деятель в какой-то момент отворачивается и начинает отстаивать украинскую независимость, повторяется из столетия в столетие как в государственных, так и в церковных отношениях.

«Это парадигма российско-украинских отношений для всей обозримой истории, начиная с середины 17-го века, — говорит Окара. — Потому что в Москве хотят вертикальных отношений между старшими и младшими, а в Киеве хотят горизонтальных отношений равенства».

Следующий визит Патриарха Кирилла в Украину состоится через две недели. История продолжается.

Tagged with:
 

One Response to Семейные отношения. Церковный собор в Киеве высветил сложности отношений украинского и русского православия

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика