Автор: священник Павел Адельгейм

Многолетняя изоляция Церкви разрешилось в 90-е годы всплеском активности униженных и оскорблённых, ощутивших запах свободы. Церковный народ занялся конкретными проектами: создавали церковные школы, сиротские приюты и материальную базу для этих проектов.

Первый Устав об управлении Русской Православной Церкви в 1988 поставил все инициативы под контроль церковной власти. Год за годом Устав гасил энергию священников и мирян, ограничивая круг их активности. Творческие усилия неизменно упирались в косность и противодействие церковной власти.

У большинства священников опустили руки. В двухтысячных энтузиазм иссяк, деятельность заменила имитация.
На фоне успехов храмостроительства, коснусь одной из болевых точек, погружающих РПЦ в системный кризис – культурный, нравственный, и социальный упадок, последствия которого предсказуемы для церкви и государства.
Своим докладом хочу привлечь общественное внимание к социальному укладу РПЦ, определившему судьбу сословия священников. На первый взгляд проблема может показаться частной. Число священников составляет около пятидесяти тысяч граждан РФ. Непосредственно в проблему включены их семьи, жёны и дети, увеличивая численность заинтересованных граждан в пять раз. Опосредованно в проблему вовлечены сотни тысяч прихожан. Проблема привлекает внимание не только численностью. Социальное положение влияет на нравственный отбор и качественный состав священников, на их духовный и культурный уровень.
В СССР священники подвергались дискриминации. Закон называл их служителями культа, деятельность рассматривал, как исключительно жреческую и ограничивал стенами храма. Социальную активность закон запрещал.
Трудовое законодательство приравняло священников к кустарям-одиночкам, работавшим без лицензии, и облагало прогрессивным налогом. Священники не имели трудовых прав и трудовой книжки, с ними не заключали трудовые договоры. Их лишали социальной защиты: не платили пенсию, не оплачивали отпуск и бюллетень, не выделяли жильё и транспорт, лишали социальных благ, гарантированных гражданам.
В 1990 году пахнуло свободой. Закон «О свободе совести и религиозных организациях» предоставил священникам социальные гарантии: пенсию и социальное страхование. Но правом на труд не наделил до сих пор. В каких отношениях с религиозной организацией состоит священник? Трудовых? Гражданско-правовых? Или отношения имеют иную природу? Ответа нет. Служение священника лишено законодательных гарантий и осуществляется вне правовых норм. В РФ нет закона, регулирующего взаимоотношения священника с религиозной организацией.
Действующий закон содержит пробел, предоставляя «религиозному объединению (РПЦ МП)…выбирать, назначать и заменять свой персонал, согласно своим собственным установлениям» (п.5, ст.4, ФЗ-125 «О свободе совести и религиозных объединениях»). «Религиозное объединение» представляет епископ. Устав РПЦ признаёт епископа субъектом права и наделяет неограниченными полномочиями. «Персоналом» являются клирики, члены Приходского собрания и Совета. Они признаны объектами чужого права. Устав не признаёт их субъектами права и не применяет к ним этот термин.
Так возникает в РПЦ крепостная зависимость, разделяющая крепостных свящепннослужителей от свободных граждан.
Закон замалчивает правовые отношения священника с религиозной организацией. С молчаливого согласия государства РПЦ выстраивает бюрократическую систему, лишающую священника гражданских прав и личной свободы. Бесправный священник состоит в абсолютной зависимости от епископа. Кроме священника в религиозной организации трудятся другие церковные работники: бухгалтер, продавец, кассир, псаломщик, сторож и прочие работники, с которыми заключают трудовой договор. Закон «О свободе совести» в ст. 24 устанавливает трудовые отношения этих работников с религиозной организацией, гарантируя правовую защиту. Священники, под названием «персонал», исключены из категории работников, защищённых законом.
РПЦ МП запрещает заключать трудовой договор со священниками, оставляя их деятельность вне закона: «В учреждениях РПЦ трудовые договоры со священнослужителями не заключаются» (Письмо Управления делами МП РПЦ 11.03.1998 № 1086). Причина дискриминации не объясняется.
Устав Прихода подтверждает: «Приход принимает и увольняет работников по трудовым договорам в соответствии с законодательством РФ. На лиц, работающих в Приходе по трудовым договорам, распространяется законодательство о труде. Документы по личному составу работников Прихода по трудовым договорам хранятся Приходом. Документы на священнослужителей хранятся Епархией» (Устав 2009, ст.12,1). Клирик служит в приходе, имеющем юридическое лицо, получает от него зарплату, но трудовых отношений не оформляет. Клирик находится в зависимости от другого юридического лица, которое является его работодателем, перемещает, лишает работы, хранит его документы, но в трудовые отношения с ним тоже не вступает. Клирик юридически не существует нигде и трудится в правовом вакууме. Государство и РПЦ дружно игнорируют права священнослужителей.
Устав РПЦ МП гарантирует «соблюдение законов РФ» (Устав, ст.1,4). При этом ряд статей Устава РПЦ нарушает законодательство: Конституцию РФ и другие федеральные законы, в частности, закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Устав РПЦ ограничивает гражданские права священнослужителей, подвергая их произволу, несправедливости и насилию церковной власти. Не защищено основное право, обеспечивающее средства к существованию и человеческое достоинство священника и его семьи — право трудиться по профессии.

 Часть вторая

No tags for this post.
 

3 Responses to Дискриминация клириков в РПЦ МП. Часть 1.

  1. Андрей:

    Это полный бред. Неужели секулярный закон должен быть выше Церковного? Что говорит Апостол: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?»

    диакон Ярослав Минеев Reply:

    «Неужели секулярный закон должен быть выше Церковного?»
    да должен.
    Религии действуют в государстве на основании законов государства. Противоречие действующим законам — криминал.
    За криминал нужно нести ответственность по закону.

    “Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?”

    Данная цитата к теме отношения не имеет.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика