Далеко за пределами Украины известно имя митрополита УПЦ Московского Патриархата блаженнейшего Владимира, в миру — Виктора Сабодана, который родом из Марковец Летичевского района Хмельницкой области. Но малоизвестным остается тот факт, что в семье будущего руководителя УПЦ были участники подполья Организации Украинских Националистов (ОУН), а именно — дядя Иван Сабодан и родной брат Алексей. А все потому, что до недавнего времени широкой общественности не была известная история создания и борьбы против немецких оккупантов Летичевского националистического подполья, которое действовало в 1941—1943 годах на территории Летичевского округа, пишет газета «Украина молодая».

 

Как известно, проводом ОУН (Бандеры) перед началом советско–немецкой войны были сформированы четыре походные группы, в которых, по разным данным, было сосредоточено от 5 до 8 тысяч молодых, образованных, подготовленных к организационной и подпольной работе бойцов. После оккупации немцами Летичевщины в июле 1941 года один из подразделов, который входил в походную группу «Юг», прибыл в Летичев, где были созданы окружной и районный проводы ОУН.

 

Лозунг «Получишь Украинское Государство или погибнешь в борьбе за нее!» объединил в рядах организации десятки патриотов. Соответственно уже весной 1942 года в донесениях немецкой службы безопасности СД появляются утверждения, что «… активнейшее и самое выдающееся — движение Бандеры — превратилось во… враждебную к Германии подпольную организацию».

 

С лета–осени 1942 года начинается активная вооруженно–диверсионная борьба с фашистами. Группы подпольщиков разгромили полицейский участок в Летичеве, полицейский пункт в Вербце, совершали нападения на полицейские участки в Меджибизком и Деражнянском районах, уничтожали живую силу и технику на шоссе Летичев—Винница, портили линии связи, расстреливали полицаев и власовцев, осуществляли диверсии на железной дороге.

 

Аресты летичевских подпольщиков начались весной 1943 года. Елена Матвеева, которая работала на бирже труда в Летичеве переводчиком,  успела похитить и уничтожить списки молодежи, которую должны были отправить в Германию, спасши от рабства сотни юношей и девушек округа. В руки жандармов друг за другом попадают, в частности, упомянутые выше родственники митрополита Владимира (Сабодана).

 

Арестованных подпольщиков отправляли в Староконстантиновское гестапо, где истязали так, что у некоторых выпадали глаза из зениц. Ивану Сабодану загоняли под ногти иглы, сдирали проволочными щетками кожу, раздавливали дверями пальцы рук. Будучи единственным сыном у родителей, он просил Алексея Сабодана, против которого не было у гестаповцев доказательств диверсионной деятельности и он имел шанс выжить, чтобы, когда вернется в Марковцы, не рассказывал родителям, как его истязали, не говорил, что его осудили на расстрел. Пусть у них будет надежда дождаться его с немецкой каторги. Алексей дал Ивану слово, и до конца дней своих родители Ивана надеялись, что сын остался жив, и эту надежду унесли с собой в могилу.

 

Одна из мучениц гестаповских застенков Оксана (фамилия не сохранилось) говорила, обращаясь к заложникам: «У вас есть возможность выжить. Нас они уничтожат, пощады нам не будет. Но пройдут годы, и вы еще обязательно вспомните о нас. Мы еще придем в вашу жизнь. Обязательно вернемся из того мира…» Во времена независимой Украины эти слова сбываются, пишет на страницах газет «Украина молодая» и «День» Владимир Борисов, член Союза журналистов Украины.

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика