Автор: монах Иларион

Каждый год, когда начинается Великий пост, у меня появляется желание говорить об этой проблеме. Когда же пост заканчивается, я всегда, как обычно, об этом забываю. Получается, как в одном еврейском анекдоте о хозяине, который так и не перекрыл дом: когда шел дождь, он боялся намокнуть, когда же дождь переставал, смысла менять крышу уже не было – всё равно было сухо.

 

Но сейчас не об этом.

Часто задумываюсь: почему такая разница в понимании постных практик у православных и греко-католиков?

Ведь, по идее и те, и другие принадлежат к одной и той же византийской (восточной) традиции, и служат большинство служб по одним и тем же книгам. После ІІ Ватиканского собора католиками был взят курс на экуменизм, и сегодня униаты почти везде декларируют себя не только как «католики восточного обряда» (хотя и такая идентификация тоже есть), но скорее как «православные в общении (сопричастии) с Римом», или «с Апостольским престолом». Проблема евхаристического единства между церквями христианского Востока все равно остается. Тут играют роль прежде всего догматические различия. Однако в обрядовых вопросах, за исключением региональных особенностей, в принципе, различий быть не должно.

 

Тем не менее, время Великого поста, как лакмусовая бумажка, показывает, насколько далеко отошли восточные католики от своих собратьев православных в литургических практиках именно этого периода. На эту тему можно бы написать несколько диссертаций. Здесь же, в сей короткой статье, я хотел бы остановиться только на одном из таких различий: на проблеме так называемых «нелитургийных» или «алитургийных» дней. Речь идет о днях, в которые, согласно предписаниям литургийных книг, не должна бы совершаться «полная» евхаристическая литургия. Однако допускается совершение литургии Преждеосвященных Даров или обедни («обедницы» т.е. «изобразительных» с обрядом святого Причащения).

 

Восточные католики, в частности, украинцы, служат в эти дни «полную» литургию св. Иоанна Златоуста, нарушая тем самым пост. Подобное может шокировать рядового православного, который либо случайно, либо нужды ради (например, заграницей) оказался в униатском храме или монастыре. Наоборот, факт того, что в какой-либо день, за исключением разве что Великой Пятницы, не будет литургии в храме или даже в кафедральном соборе, будет удивлением и недоумением для рядового католика латинского обряда (возможно, и для других обрядов), будь он мирянин, монах или даже священник. Разумеется, речь идет о воцерковленных, разбирающихся в богослужении людях.

 

Несколько лет назад праздник Сретения (02/15 февраля) выпал на первый день поста. По такому случаю совершение праздничной литургии Златоуста было перенесено с понедельника на день назад — на воскресенье. Смысл заключался в том, что если будет служиться литургия, то тем самым будет и нарушение поста. Униаты тоже, следуя типикону, перенесли праздник с понедельника на воскресенье. Сыропустное, «прощенное» воскресенье, таким образом запестрило тремя службами. Кроме воскресной рядового гласа и триодной добавилась еще и сретенская (с освящением свечей). Тем не менее, униатские священники позволяли себе в первый день поста (!) совершать литургию Златоуста! Хотя, в принципе, это – нарушение канонов и обычаев древней Византийской Церкви (см. правило 52 Трульского Собора: «Во все дни поста святыя Четыредесятницы, кроме субботы и воскресения и святого дня Благовещения, святая литургия бывает не иная, как Преждеосвященных Даров».) Каков смысл был переносить праздник на воскресенье, ответит разве что известная украинская пословица: «на городі бузина, а в Києві — дядько». Многие священники удивляются принципам: почему нельзя совершить литургию за здравие или за упокой, если люди просят? То есть, тут действует тот принцип, что в будние дни Великого поста до сих пор практикуются так называемые «заказные» литургии. Это не только нарушает пост как таковой, но и порождает в народе как неправильное понимание святой Четыредесятницы, так и непонимание смысла совершения Евхаристии. Если для православных это неприемлемо, то похоже, что для греко-католиков сегодня это стало нормой. Издания, недавно увидевшие свет, — «Читання Апостола день за днем» (Львів, 2003) и «Читання святого Євангелія день за днем» (Львів, 2002) — содержат в себе зачала, предназначенные именно для таких дней. Удивление усугубляется еще и тем, что в качестве чтений предлагается книга Откровения св. Иоанна Богослова, которая в Византийской традиции никогда не читалась за богослужением. Если на эти книги посмотреть с точки зрения экуменического диалога, то их, бесспорно, можно охарактеризовать как «шаг вперед, два назад». Если бы иерархи прислушивались к мнениям экспертов и хотя бы попытались вникнуть в суть системы поста в Византийском обряде, то, безусловно, таких казусов бы не существовало. Ведь от этого периода «светлой печали» зависит и ощущение радости Пасхальной ночи, и вообще вся духовная жизнь на протяжении целого года!

 

Система «интенций», которая практикуется в униатских церквях, предвидит получение «стипендии» священником за совершение святой литургии. Хотя партикулярное право разрешает брать пожертвования за Преждеосвященную, все-таки это постановление трудно применить. Поскольку многие украинские священнослужители зависят от Запада, то деньги за службы они получают из стран Европы или Америки и, в основном, от христиан римского обряда. Таким образом, получив эти гроши, они тем самым обязываются совершить полную Евхаристическую службу в намерениях (интенциях) тех, кто дали пожертвование. Получается невозможным прерывать совершение, например, «григорианских» служб (30 литургий, совершаемых подряд), но это – отдельная тема, требующая особых исследований и переосмысления.

 

Инструкции же, изданные в Риме, и подписанные префектом Конгрегации Восточных церквей, настойчиво рекомендуют католикам Востока не только соблюдать свои литургические традиции и возвращаться к предписаниям литургических книг, но и прилежно стараться, как можно больше, стирать грани и минимизировать разницы между ними и православными.

 

Складывается впечатление, что эти призывы Римского Апостольского престола почему-то остаются для униатов «гласом вопиющего в пустыне», игнорируя тем самым и экуменические наработки, и собственную традицию, и становясь камнем преткновения между церквями.

 

«Реколлекции», или же «духовные упражнения» для священников в Греко-Католической Церкви часто остаются, чего греха таить, просто взаимными угощениями между священниками-коллегами по благочинию («деканату») или кумовьями, которым предоставляется возможность увидеться и посидеть-поболтать. То есть, о каком-либо «каноническом молчании» трудно говорить. Не лучше было бы вставить каким-то образом эти «упражнения» в постные практики и предписания настолько, насколько возможно? Не поспособствовало бы это возрождению духовности больше, чем вышеупомянутые собрания? Кстати, некоторые римско-католические общины, например, бенедектинцы и др., вообще не имеют «реколлекций».

 

Автору этих строк известно и о том, что в Православной Церкви тоже есть свои проблемы, касающиеся поста, начиная от ригоризма и до серьезных злоупотреблений предписаниями, но это ни в коем случае не означает, что Церковь должна отказаться от идеала.

 

Возможно, что для обывателя намного проще соблюдать только формальный пост и не вникать, так сказать, в суть дела. Не послабление ли постных предписаний в Западной Церкви стало одной из причин секуляризации и обмирщения ещё в XVIII и ХІХ вв.? После же ІІ Ватиканского Собора в 60-х гг. прошлого века восточные католические церкви приняли посты, которые полностью копируют римско-католические.

 

Автору известно также и о том, что в других христианских традициях в Великий пост предписывается совершение «полной» литургии каждодневно, а не только в субботы и воскресенья. Тем не менее, сие не освобождает от того правила, что благочестие, которое присуще одной отдельной сформировавшейся традиции, не должно распространяться на другие традиции, даже в том случае, если они родственные, т.е. происходят из одного корня.

 

Один из самых известных знатоков византийского богослужения, профессор архимандрит Роберт Тафт несколько раз замечал об этом, приводя сравнения и сопоставляя традиции. Если, к примеру, женщины в Африке ходят без бюстгальтеров, то это не означает, что они показывают стриптиз, и если языкам одной языковой группы присущи артикли, то это не дает права вводить их в другую группу и т.п.

 

Есть люди, которым уже надоело слушать и говорить об идентичности Церкви, в особенности, когда это касается Восточных католических церквей. Но такие люди забывают, что тут речь идет не о какой-либо самоцели. Тут просто говорится о своего рода «правописании», без которого невозможно органическое развитие традиции. Как плох тот писатель, который в каждом слове делает ошибку, так плох и тот богослов, который не знает «азов» источников своей традиции. Прекрасным примером стало бы сопоставление современных литераторов, которые из-за отсутствия знаний в своей сфере, а также из-за либеральных позиций общества вводят матерщину в современные художественные произведения, игнорируя истинное призвание литературы: воспитание людей, если не прямое, то хотя бы – косвенное.

 

Почему люди так переживают о языковой ситуации и не переживают об обрядовой? Видно, что они не ознакомлены с историей богослужения. Многие, в зависимости от ситуации, считают, что игнорирование своей идентичности – это второстепенный вопрос. А может, все как раз наоборот?!

 

Сокровища Постной Триоди должны быть донесены людям, словно зёрнышка любви и истины, для очищения душ покаянием во время поста, а также для библейского переосмысления всего смысла бытия человека, т.е. его возвращения к своему Творцу и Богу.

 

 

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика