Когда вздрогнула супрематическая прямая…

29. 11.2012 в Институте религиозных наук им. Фомы Аквинского прошла очередная встреча в формате «Кофе с директором» — семинар «Пространство Владимира Стерлигова: Между иконой и авангардом». Пили кофе-чай с фруктами. Слушали Лидию Лозовую — аспиранта Национального университета «Киево-Могилянская академия», сотрудника научно-издательского объединения «Дух и литера» и Центра св. Климента «Общение и диалог культур». Говорили о неверующем художнике Каземире Малевиче, верующем художнике Владимире Стерлигове и о Боге, Который не скинут. Смотрели на черные, красные и белые квадраты Малевича, потом – на иконы Рублева и Дионисия, потом – на иконы и квадраты рядом, потом – на некий синтез всего этого у Стерлигова. Потом спорили о пространствах, в которых соприкасаются миры; о Казимире, который был принят за христианина; о новом церковном искусстве, которое некоторые считают возможным.

Все было чрезвычайно интересно, и, как говаривала Алиса, «с каждым шагом становилось все интересатее». Лидия очень точно проанализировала искусствоведческую теорию Малевича, его философию и теологию (а-теологию). Наличие у супрематистов и прочих иже с ними футуристов теологического мышления, за которое большевики обзывали их «монахами» и переставали кормить кашей, — это уже забавно. Но самое интересное, как на этой почве (или, скажем, асфальте) могло вырасти подлинно православное искусство и глубоко воцерковленное мировоззрение художника-авангардиста Стерлигова. Большое уважение к учителю, при, казалось бы, диаметральной противоположности взглядов, позволило Стерлигову не только усвоить все достижения советского авангарда, но и пойти дальше. Его открытое и трепещущее чашно-купольное пространство сумело обнять черный квадрат Малевича, лишая его всяких претензий на безбожную анти-Троичную абсолютность, — и одновременно приглашая от небытия беспредметности к бытию перед Богом.

На своей программной картине Стерлигов буквально осенил Крестом высшее достижение супрематизма – черный квадрат. Удалось ли ему тем самым окрестить авангард, как некогда греческие Отцы воцерковили эллинистическую философию, а первые иконописцы – христианизировали античную живопись? Совместимо ли это новое искусство с традиционной иконописью? Каким может быть место работ Стерлигова и его школы (довольно влиятельной, кстати) в пространстве Церкви? Ответ на эти вопросы не так очевиден, но хорошо уже то, что кому-то не лень их задавать… Так что пожелаем неленивой Лидии дальнейших инсайтов вглубь божественного антимира и плодотворного возделывания окружающих нас предметных ландшафтов.

Репортаж: Дарья Морозова

Фото: Юля Карпицька

Источник: it.dominic.ua

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика