Коржевский Вадим, свящ.

В продолжение темы, поднятой в статье священника Вадима Коржевского «Прощение грехов. Только на исповеди?» публикуем еще одну статью того же автора, где вопрос о способах прощения грехов рассматривается более подробно.

Вот и закончилась первая неделя Великого Поста. По благочестивой русской традиции многие верующие посвятили это время говению, [1] которое отличается от обычного пощения «большей строгостью касательно пищи и сна и тем, что всегда соединяется с другими благочестивыми занятиями, каковы: прекращение житейских забот и дел, сколько можно, чтение святых книг, неопустительное хождение в церковь на положенные службы и прочее».[2] Конечной целью говения, как известно, является глубокое раскаяние во грехах, в соединении с исповедью и Причащением. Совершив все это, сегодня говельщики возвращаются к своим привычным занятиям, поздравляя в шутку себя и других с «окончанием» Поста, продолжение которого наступит не раннее «Страстной седмицы». Доля правды этой шутки в том, что необходимые житейские дела и заботы не дадут больше в полной мере сосредоточиться на греховных движениях души и оплакать их как следует. Остается только одно уже испытанное средство – поскорбеть в конце Поста о своем нерадении в отношении упущенного времени удобного очищения от греха. Чтобы помочь таковым понапрасну не растерять драгоценного времени и не только поста, но и всей жизни, мы решились привести на память им святоотеческое учение о том, что дело покаяния совершается не только сокрушением и исповедью, но и другими не менее действенными способами, могущими очищать грехи. Ибо «вечное спасение, обещается не одному раскаянию», [3] но еще и различным добродетелям, прямо противодействующим греху, а так же таинственным действиям Божественной милости.

Если говорить конкретней, то, по учению Слова Божия, очистительным действием обладает, в первую очередь, любовь и милосердие как ее прямое проявление. «Прежде всего, — говорит св. ап. Петр, — имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов»(1Петр. 4;8). Не потому ли и Христос, трижды отрекшегося столько же раз спрашивал о любви и побуждал к ней (Ин. 21; 15-17), зная что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов (Иак. 5;20)? [4]

И не только забота о душе ближнего спасительна, но даже попечение об удовлетворении телесных и временных его нужд способно очищать от греха(Притч. 16;6), причем всякого (Тов. 12;9). «Нет греха, — по слову св. Иоанна Златоуста, — которого бы не могла очистить, которого бы не могла истребить милостыня». [5] И «хотя у тебя много грехов, но, так как милостыня твоя защитница, то не бойся,… твоя милостыня перевешивает все». [6]Единственное при этом условие, чтобы милостыня не отождествлялась сплатой за грех. Иначе не избежать пагубной казуистики, пытающейся определить соответствие между весом имущества и весом грехов. [7] Не будем забывать, что в очах Божиих две лепты могут перевесить все вместе взятые приношения богачей (Лук. 21;3), и ничего не стоящая чаша водыполучить награду (Мк. 9;41). И даже полное отсутствие материальных средств, чего в принципе ни у кого не бывает, вовсе не помеха в деле милосердия. В конце концов, «милостыня же совершается не только деньгами, но и делами. Так, например, можно ходатайствовать, можно подать руку помощи», [8] разделить горе с плачущими или радость с радующимися (Рим. 12;15) и т.п. И даже неучастие в жизни ближнего может быть милостивым, если выражается одним только неосуждением его греховных преткновений. Так получил спасение евангельский разбойник (Лук. 23;41) и тот нерадивый монах, о котором поведали некоторые иноки, убедившиеся в неложности Сказавшего: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены» (Мф. 6;37). [9] А уж о прощении обид и греховных поступков в отношении нас и говорить нечего на фоне того, что об этом уже сказано в Писании. Например, сказано: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4;32). И это не просто красивые слова, но указание на способ очищения грехов и не только своих, но и чужих, ибо, по утверждению блаж. Феофилакта, «не то только бывает разрешаемо, что разрешают священники; но и то будет или связано или разрешено, что мы, быв обижены, или связываем или разрешаем». [10]А чтобы не возникало недоумения в каком случае требуется «разрешать», а в каком «связывать», Господь поставил наше отношение к ближнему в прямую зависимость Его отношения к нам, повелев в молитве просить: «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6;12). Желание прощения собственных грехов как бы невольно располагает к постоянному прощению грехов чужих, ибо «кто не оставляет сам, тот против воли и в молитву вставляет: не остави, как не оставляю, — хотя бы читал ее и иначе».[11]

Кстати, если говорить о молитве как таковой, то и она одна уже может быть достаточным средством к очищению грехов, почему и встречаются в святоотеческой письменности наставления, вроде таких: «Не изнемогай в молитве, и неленостно умоляй человеколюбие Божие, а Бог не отвратится от постоянно молящегося, но простит тебе грехи твои». [12] Мало того, молитва имеет еще и ту особенность, что может добиться очищения не только своего, но и чужого греха, так что если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь (1Ин. 5;16). Вдохновляемый именно этими словами авва Аполлос сказал предводителю разбойничьей шайки следующее: «Если ты, друг, послушаешься меня, то я умолю моего Владыку простить тебе грехи». [13] На этом способе основываются и совершаемые в Церкви Таинства Исповеди (Ин. 20;23) и Елеосвящения (Иак. 5; 14-15). [14]

Впрочем, хотя много может молитва праведного, но не сама по себе, аусиленная [15] или споспешествуемая покаянием со стороны того, за кого эта молитва совершается (Иак. 5;16). Само собой очевидно, что «если человек сам не потрудится, по силе своей, и не присоединит собственного труда к молитвам Святых, то никакой не получит пользы от того, что Святые будут за него молиться», [16] потому что здесь та же ситуация, когда один строит, а другой разрушает (Сирах. 34;23). [17] А если бы это было не так, т.е. «если бы возможно было, чтобы тот, о котором молятся Святые, спасался, ни мало не внимая себе, то что препятствовало бы Святым спасать таким образом и всех грешных людей мира сего»? [18] Но с другой стороны, не нужно и думать, что кающийся грешник совсем не нуждается в молитвах Святых за себя. Ведь молитва праведного, при условии раскаяния грешника, имеет большую силу, и не только сама по себе, но и в сравнении с самим покаянием грешника, так что при раскаянии «он приносит малое, а молитвы Святых – многое». [19]Очевидно, что такое же взаимоотношение сохраняется и в данной Спасителем власти вязать и решить грехи кающихся. [20]

Ежели кто не желает грехи свои искупать тем или иным видом милосердия(Дан. 4;24) или молитвы, то пусть хотя бы с благодарностью примет от человеколюбивого Бога наказание в том или ином виде, как к тому призывает царь Давид (Пс. 2;12). Именно такое наказание испытал, так и не внявший совету Даниила, царь Навуходоносор, покаяния которого Господь ожидал в течение целого года (Дан. 4; 26-30). То же самое, что случилось с Навуходоносором, в тех или иных формах случается и с каждым не заботящимся о покаянии грешником, и случается, по утверждению Отцов, довольно часто. Вот что пишет один из них: «Часто случается, что тайный и тяжкий грех наш остается неизвестным для человеков, остается без наказания, будучи прикрыт милосердием Божиим; в это же время, или по истечении некоторого времени, принуждены бываем пострадать сколько-нибудь, вследствие клеветы или придирчивости, как бы напрасно и невинно. Совесть наша говорит нам, что мы страдаем за тайный грех наш! Милосердие Божие, покрывшее этот грех, дает нам средство увенчаться венцем невинных страдальцев за претерпение клеветы, и вместе очиститься наказанием от тайного греха». [21] Причем, виды наказания разнообразны настолько, насколько разнообразны и допускаемые грехи. Хотя взаимосвязь между совершаемыми грехами и попускаемыми наказаниями проследить человеческому уму не под силу, ибо «соответственность каждого из них с виной, время неизбежного их последования, и содействие к этому всей твари, знает один Бог. А мы должны только веровать правде Божией и знать, что все невольно постигающее нас, случается с нами, или ради любви, или за злобу: и потому должны терпеть оное, а не отвергать, чтобы не приложить еще греха к грехам нашим». [22] И не нужно при этом считать себя несчастными из-за посетившего наказания Господня, ибо еще в древности было известно, что Господь наказывает только тех, кого любит и к кому благоволит (Притч. 3;12, Отк. 3;19). Ведь мы не в состоянии, даже пользуясь всеми способами покаяния, очистить себя от греха полностью. Далеко не все грехи мы сознаем и замечаем, так что вынуждены бываем повергать их в море щедрот Христовых[23] и терпеть за них посылаемые «временные очистительные скорби и лишения». [24]

В сравнении же с другими способами очищения, этот способ имеет к тому же существенные преимущества. К примеру, в сравнении с исповеданием грехов (в данном случае неважно как по форме своей совершается исповедь: перед людьми или только перед Богом) этот способ лучше тем, что «прежние грехи, будучи воспомянуты по виду (подробно), повреждают благонадежного. Ибо если они возникают вновь в душе, сопровождаясь печалью, то удаляют от надежды, а если воображаются без печали, то опять влагают внутрь прежнюю скверну». [25] Особенно это вредно при достижении определенной чистоты ума. И видно это из того, что лукавый дух в этом случае специально побуждает к несвоевременному пользованию данного способа очищения и «под предлогом исповедания как на картине изображает пред ним прежде бывшие грехи, дабы опять возгреть страсти, по благодати Божией уже забытые, и тайно повредить человеку. Ибо в таком случае и просветлевший уже и ненавидящий страсти ум, по необходимости омрачается, смутившись тем, что наделано; а если он еще покрыт как туманом и сострастен похотям, то всячески укоснит в таких помыслах и начнет страстно беседовать с прилогами их, так что такое воспоминание будет не исповедание, а страстное приражение». [26] Поэтому достигшим определенной чистоты ума и сердца подвижники дают такую заповедь: «Если хочешь приносить Богу неукоризненное исповедание, то, не воспоминая по виду (в подробностях) прежних своих поползновений, терпи мужественно последствия их». [27]

В отношении же других способов очищения этот способ преимуществует тем, что невольно сопровождается смиренномудрием, которое само по себе уже способно очищать грехи. Ведь именно оно помогло мытарю в его молитве о прощении грехов (Лук. 18; 13-14) и тому епископу, о котором повествует алфавитный Патерик. [28]А по утверждению св. Симеона Нового Богослова, такое состояние сознания, при котором видятся святыми (высшими в сравнении со мной) не только добродетельные, но и явно согрешающие люди, служит знамением получения отпущения всех грехов. [29] Так что «будь смиренномудр, и разрешишь узы греховные», [30] — наставляют святые Отцы. С другой стороны, если тщеславие умеет служить греху и посредством правых дел, то нужно быть осторожным в совершении покаяния посредством различных добродетелей, [31] как то милосердия, молитвы и плача, о котором мы не стали говорить особо, в силу того, что он в виде составной части предположительно присутствует в подвиге говения, хотя, конечно, связь между им и исповедью в том виде, в каком она воспринимается нами сейчас, не считалась в среде древнего монашества обязательной. [32]

Список очищения грехов можно было бы продолжить и далее, [33] но итак уже в свете всего вышеизложенного стало очевидным, что по мысли многих святых Отцов, исповедь с сокрушением не является единственным и незаменимым средством очищения грехов, допускаемых после крещения. И кто не может воспользоваться ими в силу тех или иных причин, может сделать это при помощи других подручных ему средств. Тем более это необходимо делать в тех случаях, когда одного словесного раскаяниянедостаточно. Не будем забывать, что исповедь в привычных нам формах своего проявлениях является скорее началом покаяния, нежели его концом и завершающим этапом. Совершенно естественно ею пользоваться при обращении от греха (Деян. 19;18), завершая осознание греховности совершенного и полагая тем начало исправлению, но завершать этим все дело покаяния будет явно недостаточным. «Скажи сынам Израилевым, — повелевает Господь Моисею, — если мужчина или женщина сделает какой-либо грех против человека, и чрез это сделает преступление против Господа, и виновна будет душа та, то пусть исповедаются во грехе своем, который они сделали» (Числ. 5;6). Но ведь этим одним не заканчивается все дело их покаяния, ибо Господь дальше повелевает так: «И пусть возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили» (Числ. 5;7). И это требование не только Ветхого, но и Нового Завета. О том, что исповедь должна происходить не просто на словах, но и на делах видно из примеров Закхея, отдавшего пол-имения нищим и обидимым (Лук. 19;8) [34] и блудницы, купившей дорогое миро и помазавшей им ноги Спасителя (Лук. 7; 37-47). [35] Конечно, подобные повеления и поведения не утверждают того, «будто бы не приемлет Господь согрешивших делом и исповедающихся только словом», [36] ибо Бог человеколюбив и приемлет не только слова, но и сами намерения наши. Но в тоже время не должно злоупотреблять таким человеколюбием тому, кто находится во власти греховной привычки, и не потому, что Бог может не стерпеть в очередной раз и, разгневавшись, не принять больше покаяния, а потому что сил на покаяние в следующий раз может не хватить. Поэтому в борьбе с грехом, если есть к тому силы и обстоятельства, лучше всего «совершать исповедь делами, как-то: постом, бдением, возлежанием на голой земле, ношением вретища, посыпанием на себя пепла, щедрою и радушною милостынею и другими плодами, каких требует строгое покаяние. Но если, по маловнимательности, или по какому-либо обстоятельству, или по бессилию, или по нерадению, окажется у кого великий недостаток сказанных выше пособий, то и устной исповеди не отвергает, и не отвращается, за человеческие грехи, нечестия и всякого рода нечистоты умерший Господь Иисус, а, напротив того, приемлет и словесное покаяние как желанное Ему приношение, подобно Моисею, вместе с дорогим виссоном, с золотом и прочим принимавшему и «власы козии» — ничего не стоящий дар (Исх. 25;4)». [37]

Но как убедиться в том, что грех очищен, если пользоваться всеми вышеприведенными способами очищения? Ведь после исповеди перед иерархией, по крайней мере, есть вера, что грех прощен. [38] А здесь, что служит тому подтверждением? Признаком того, что грех очищен, является или 1) объективное удостоверение в этом, [39] что бывает только в случаях исключительных, или 2) соответствующее настроение в совести кающегося, выражающееся прежде всего ненавистью ко греху, [40] затем радостьюдуховной и легкостью совестной. [41]

Чтобы понять механизм очищения от греха, необходимо проследить механизм его появления и развития. Зарождается всякий грех вследствие неправильного выбора направления человеческого сознания к представляемому ему благу. В результате ложно выбранного направления цель устремления не достигается,[42] а действие сознание, проходя мимо действительного блага, обращается к благу мнимому, не существующему, доставляя тем страдания душе.Осознание совершенного неправильного действия полагает начало изменению неправильной направленности сознания, формируя то, что и именуетсяпокаянием, сущность которого состоит в перемене наличного строя сознания на ему противоположный. Сокрушителем прежнего строя сознания является тот ряд чувств и действий, совокупность которых и именуется соответственно — сокрушением. В него входят и досада на себя и на свое злое произволение, истыд перед другими умными сущностями, не допустившими подобного промаха, и страх вместе с печалью перед Богом оскорбленном нами иненависть с отвращением в отношении совершенного греховного действия. При появлении сокрушения не только прекращается действие греха, но и порождается действие ему противоположное, именуемое добродетелью. Вот почему св. Исаак Сирский сказал, что только тогда грешник получит оставление грехов, когда «ощутит в душе своей, что совершенно, от всего сердца возненавидел грехи, и когда явно даст себе направление, противоположное прежнему». [43] При этом направление должно быть именно противоположным, т.е. «от того, что противно природе, к тому, что согласно с природою», [44] или, говоря иначе, от не-сущего к Сущему, от греха к Богу, а не к новому греху или не-сущему благу. [45] А так как грех в сущности своей не имеет природы, то уже одно отвращение от него и ненависть к нему доставляет смерть ему, уничтожая его наличие. Вот почему святые Отцы так упорно и в один голос твердят, что только возненавидевший грехи свои «уповает, что получил от Бога оставление грехопадений», [46] и именно ненависть ко греху сопровождает ту исповедь, которая доставляет очищение от греха. [47] Если же и после исповеди или других способов очищения покаявшийся ощущает услаждение ко греху и действие в себе греха, то это является очевидным знаком, «что грехи еще не прощены ему, но он еще обвиняется в них» [48] и для очищения от них требуется совершить еще соответствующее покаяние


[1] Хотя и в ослабленном своем варианте, ибо до XV века говение на Руси совершали в течение всего времени поста, и лишь с XVI века появляются свидетельства о говении в течение одной седмицы.

[2] Св. Феофан Затворник. Путь ко спасению. М., 1994. С. 259.

[3] Преп. Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. М., 1993. С. 533.

[4] Может быть, это и было условием изглаждения апостольского греха отречения? Ведь мы не видим, чтобы отрекшийся Апостол просил у Господа прощения, и именно исповеданием греха получил от Него разрешение от греха. Впрочем, св. Иоанн Златоуст считает, что св. Петр загладил свой греходними слезами, из которых и сделал себе «второе крещение» (См.: св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Бес. 3. О покаянии. М., 1991. С. 332).

[5] Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Бес. XXX. М., 1994. С. 240.

[6] Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Бес. 3. С. 327.

[7] Достаточно разработанную систему выкупа (redemptio) за грехи можно найти в латинских пенетенциалах и подготовленной ими практики индульгенций. Неоднократно даже издавались так называемые «Таксы канцелярий римской Церкви», где подробно расписывалось, за какую конкретно сумму прощался тот или иной вид греха. В них можно прочитать, например, такое: «Если двое оговорятся убить одного, получают прощение за 134 лиры 14 сольдо», или «за убийство отца или матери, или сестры следует уплатить для прощения 17 лир 14 сольдо 6 динарий», или «изувечивший клирика получает прощение за 63 лиры и 14 сольдо» и т.п. Подробные сведения об этих «таксах» содержатся в «Сборнике статей» протоирея Д. Касицына. М., 1902. С. 125-135, 141-158, 186-191, 196-206. Очевидно, что не без их влияния и в практике нашей церковной жизни встречались случаи оплаты по определенному тарифу в виде милостыни за пропущенное молитвенное правило или за нарушение поста (см. послания преп. Иосифа Волоколамского о епитимиях к детям духовным).

[8] Св. Иоанн Златоуст. Беседы на Деяния Апостольские. Бес. XXX. С. 240.

[9] Вот это история. Некоторый инок, в лености изживший житие, разболелся к смерти. Когда он был при последнем издыхании, братия окружили его одр и с удивлением смотрели на то, что и в час смертный он был радостен и беспечален. Один из старцев спросил его: «брат! мы знали, что ты жил в небрежении и лености, скажи же: отчего ты и теперь, при смерти, нисколько не заботишься о себе, и весело смотришь на нас»? Умирающий отвечал: «подлинно, я худо жил, отцы. Но с тех пор, как я сделался монахом, я никогда и никого не осуждал. И вот теперь видел я, что Ангелы принесли рукописание моих грехов и за мое незлобие при мне, разорвали его. Поэтому я с радостью и отхожу ко Господу» (Гурьев В., прот. Пролог в поучениях. Ч. 1. 8 ноября. С. 155).

[10] Блаж. Феофилакт. Благовестник. Евангелие от Матфея. Гл. 18. Скит. 1993. С. 169.

[11] Св. Феофан Затворник. Толкование посланий ап. Павла. Послание к Ефесянам. Гл. 4;32. М., 1998. С. 364. И, кроме того, на прямой вопрос: «Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз»?Спаситель заповедует не до семи раз, но «до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18; 21-22), т.е. всегда.

[12] Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Беседы о покаянии. 3. § 4. С. 331.

[13] Лавсаик. Об авве Аполлосе. М., 1991. С. 102.

[14]
О Елеосвящении как способе очищения греха смотри мою статью: «Очищает ли Соборование от всех забытых грехов»?

[15] В данном случае русский перевод затемняет мысль Апостола.

[16] Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. М., 1995. Отв. 622. С. 403. Ему вторит и преп. Максим Исповедник, говоря: «Знак великого невежества, чтоб не сказать безумия, искать спасения молитвами Святых тому, кто в сердце услаждается пагубными делами, и просить прощения в том, чем с самохвальством в тоже время действительно сквернится он в мыслях и чувствах. Просящему молитвы праведного не должно позволять самому себе делать ее бесплодною и недейственною, если воистину ненавидит зло; но окрыляя ее своими добродетелями, делать ее действенною и сильною востечь до Могущего давать оставление прегрешений» (Добротолюбие. Т. 3. Умозрительные и деятельные главы. № 203. С. 282). Ту же мысль можно найти и у св. Иоанна Златоуста (Творения. На Мф. Т. 1. С. 57).

[17] Именно этим объясняются те случаи, когда молитвы святых оказываются бессильными в отношении других. Хотя и угоден был патриарх Авраам Богу, но Он перестает говорить с ним, когда тот собирался просить о совершенном помиловании нераскаянных содомских жителях (Быт. 18;33). И пророк Моисейне смог помочь сестре своей, из-за ее нераскаянности (Числ. 12 гл.). Пророку Самуилу Господь тоже дал понять бесполезность его молитвы, сказав:«Доколе будешь ты печалиться о Сауле, которого Я отверг» (1Цар. 16;1). А пророку Иеремии сказал еще определенней: «Не проси за этот народ и не возноси за них молитвы и прошений, ибо Я не услышу» (Иерем. 11;14). И этот список примеров можно продолжать очень долго.

[18] Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 622. С. 403.

[19] Там же. С. 403.

[20] Ср.: преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 385. С. 264.

[21] Св. Игнатий Брянчанинов. Т. 1. О терпении. М., 1993. С. 323.

[22] Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1992. С. 512-513. Даже смерть, особенно насильственная, может служить в руках Божиих орудием очищения. Убедиться в это можно почитав, например, историю из жизни преп. Пимена Великого (см.: Отечник сост. св. Игнатием Брянчаниновым. М., 1993. № 17. С. 300) или того инока, который, увидев своего наставника растерзанным гиеной, получил откровение о том, что этот старец таким видом смерти был очищен от одного своего порока(См.: Гурьев В., прот. Пролог в поучениях. Ч. 1. 8 ноября. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1992. С. 153).

[23] Ср.: св. Игнатий Брянчанинов. Собрание писем. № 526. М-С-Пб. 1995. С. 755.

[24] Св. Феофан Затворник. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. № 26. М., 1995. С. 203.

[25] Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. К тем, которые думают оправдаться делами. № 151. С. 553.

[26] Там же. № 152. С. 553.

[27] Там же. № 153. С. 553. Этому соответствует и такая цитата: «Познавший истину исповедается Богу не воспоминанием о том, что наделано, а терпением того, что постигает его» (Там же. № 155 С. 553).

[28] Прочитать еще можно в «Отечнике проповедника» (Марк (Лозинский), игум. Отечник проповедника. М, 1996. С. 152-153.) или в «Прологе» Гурьева (Ч. 1. 5 сентября. С. 19-20).

[29] Св. Симеон Новый Богослов. Т. 1. Сл. 11. М. 1993. С. 109.

[30] Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 2. Кн. 1. Беседы о покаянии. 2. § 4. С. 322.

[31] Преп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. К тем, которые думают оправдаться делами. № 156. С. 553.

[32] В подтверждение этого можно привести массу изречений, из которых станет понятным, что слезы сами по себе, без сопровождающей их исповеди,способны очищать различные грехи. Это будет понятно уже при одном поверхностном знакомстве, например, с беседами св. Иоанна Златоуста о покаянии, в которых он рассматривает плач, как способ очищения, отдельно от исповеди, как равнозначного ему способа (см.: Беседы о покаянии. Бес. 2)или с изречениями о плаче преп. Пимена Великого, собрание которых можно посмотреть в «Аскетических опытах» св. Игнатия Брянчанинова(Аскетические опыты. Т. 1. С. 189-191). Практически вся монашеская традиция об этом говорит и на этом основывается.

[33] Если у читателей возникнет такое желание, то мы постараемся его удовлетворить, продолжив начатую тему в следующих статьях.

[34] На этом и основывается практика епитимий.

[35] Таким же способом, если верить рассказанному, очистилась от грехов и та женщина, которая не смогла из-за стыда исповедать свой грех перед епископом Нифонтом (См.: «Руно орошенное», сн. 10 «Троицкого листка» // О Таинствах исповели, причащения, соборования. Глава: Милость Божия к покаявшейся грешнице за ее милосердие. изд. Дивеевского мон-ря ).

[36] См.: преп. Нил Синайский. Подвижнические письма. № 204. С. 413.

[37] Там же. С. 414. Обратим внимание на последнее сравнение и осознаем, чем в очах Божиих представляется наша исповедь, если она ничем кроме одних слов не сопровождается.

[38] Хотя и здесь не все так просто как кажется при поверхностном взгляде.

[39] Через какое-нибудь необычайное знамение. К примеру, признаком удостоверения в прощении смертного греха может быть чудо, как у того покаявшегося диакона, по молитве которого потекла остановившаяся в Ниле вода (Патерик, изложенный по главам. Гл. 5. § 29. С. 97-98). Для блудницы, пошедшей за преп. Иоанном Коловым признаком очищения от греха была еескорая смерть (Древний патерик. Гл. 13. № 17. С. 251-253). Скорее всего, этот же признак присутствовал и в истории о молодом монахе, впавшем по самомнению в грех, и просившем молитв преп. Антония Великого (Древний патерик. Гл. 8. № 1. С. 131).

[40] «Признак прощения грехов состоит в том, чтобы возненавидеть их и не делать более», — говорит преп. Варсануфий Великий (Руководство к духовной жизни. Отв. 540. С. 344). Так же говорят св. Василий Великий (Вопросы кратко изложенные. № 12), преп. Иоанн Кассиан Римлянин (Собесед. 20. О времени прекращения покаяния и об удовлетворении за грехи. Гл. 5) и прочие отцы.

[41] В последнем случае можно сказать и так, что свидетель чистоты естьнеосужденная совесть (Рим. 2;15).

[42] Отсюда и наименования греха (αμαρτια) как непопадания в цель.

[43] Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 18. М.: Правило веры. 1993. С. 76-77.

[44] Преп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Гл. XXX. М., 1992. С. 116.

[45] Важно понимать, что покаяние само по себе еще не добродетель, а всего лишь механизм, так что использоваться он может и в обратном направлении, конечным результатом которого является ненависть к добру и отвращение от блага.

[46] Св. Исаак Сирин. Слова подвижнические. Сл. 18. С. 77.

[47] Там же. Сл. 71. С. 363.

[48] Преп. Варсануфий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Отв. 540. С. 344.

Русская неделя

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика