Глава «Проповедь» из книги о.Флорина Ботезана «Божественная Литургия — Таинство таинств».

Бог-Слово обращается к нам и приобщает нас к Себе через слово в первой части Божественной литургии, которая поэтому называется литургией Слова. Однако это приобщение осуществляется не только через чтение слова Божьего, заключенного в Священном Писании, но и через его актуализацию в евхаристическом собрании посредством проповеди.

В ранней Церкви проповедь произносилась сразу после чтения Священного Писания

С самого начала литургическая проповедь произносилась непосредственно после чтения Священного Писания. Св. Иустин Мученик и Философ в самом древнем из дошедших до нас описаний Божественной литургии, составленном в середине II века, пишет, что после того, как христиане собираются для совершения Божественной литургии, «читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов (Евангелия – прим. авт.) или писания пророков (Ветхий Завет – прим. авт.). Потом, когда чтец перестанет, предстоятель (епископ или священник – прим. авт.) посредством слова делает наставление и увещание подражать тем прекрасным вещам» («Первая апология», 65-67). Из Апостольских постановлений мы узнаем, что иногда произносилось даже несколько проповедей: «Затем пресвитеры, по одиночке, а не все вдруг, пусть увещевают народ, а после всех их – епископ» (Апостольские постановления, II, 57). В дальнейшем различные упоминания в трудах отцов и писателей Церкви (свт. Климент Александрийский, Ориген, свт. Иоанн Златоуст и др.) удостоверяют нас в том, что проповедь произносилась сразу после чтения Священного Писания.

Проповедь свидетельствует о том, что Слово Божье было услышано, принято и понято

Действительно, место проповеди после чтения Священного Писания в определенной степени объясняется тем, что в рамках литургии Слова была перенята структура синагогального богослужения, состоящая из молитв, пения псалмов, чтения библейских текстов и проповеди. Однако эта структура получила совсем иную смысловую нагрузку, так что главные аргументы в пользу произнесения проповеди сразу после чтения Священного Писания связаны с сутью литургии. Поэтому, прежде всего, важно понять, каково значение проповеди в литургии.

Проповедь должна быть гомилией, т.е. основываться на библейских текстах (на Евангелии и/или Апостоле), прочитанных на данной литургии. Проповедь может принимать конкретную форму экзегетической (последовательное объяснение каждого стиха из перикопы) или тематической гомилии, развивающей ту или иную тему из прочитанного библейского текста. Однако гомилия – это не просто объяснение фрагмента из Священного Писания, но сакраментальный акт преподания Слова Отца Его прославленным Сыном евхаристическому собранию через Его рукоположенного проповедника «не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы» (1 Кор 2:4). Цель проповеди состоит в том, чтобы приобщить церковное собрание, в конкретном времени и месте, где совершается Божественная литургия, к уникальному слову, которое Отец возвестил миру через Своего Сына. Таким образом, проповедь свидетельствует о том, что Слово было услышано, принято и понято, а суть проповеди заключается как раз в живой связи с прочитанным Евангелием.

Поэтому проповедь является естественным продолжением чтения Священного Писания, образуя вместе с последним центральный момент Литургии Слова, приобщение к Богу-Слову через слово. Проповедь также созидает связь между Словом и Таинством, между Литургией Слова и Евхаристической Литургией, подготавливая верующих к причащению Тела и Крови Христовых.

Изменение места проповеди обусловлено упадком благочестия

С течением времени проповедь была перемещена на место запричастного стиха, после причащения священника или даже в самый конец литургии. Это было сделано на фоне упадка благочестия и рвения верующих, по причинам, которые не только не связаны с внутренней логикой Божественной литургии, но даже нередко ей противоречат. Таким способом пытались как можно дольше задержать верующих на богослужении, так как было известно, что еще со времен свт. Иоанна Златоуста некоторые из них уходили после проповеди. С другой стороны, было стремление помочь тем, кто позже приходил на богослужение, чтобы они не остались без проповеди.

Проповедь на запричастном стихе противоречит внутренней логике Божественной литургии

Исчезновение практики всеобщего причащения верных оставило пустоту, которую проповедь на запричастном стихе пытается заполнить, заменяя причащение Тела и Крови Христовых приобщением к Богу-Слову через проповедь. Однако это противоречит логике совершения литургического акта, так как приобщение через слово является центром литургии Слова. Таким образом, эти два пути приобщения ко Христу – через слово и через причащение Его Телу и Крови – не исключают и не заменяют друг друга, но, напротив, предполагают взаимодополнение. В таком случае причащение через слово является приготовлением к причастию Святых Таин.

Даже тогда, когда верующие причащаются Святых Таин, проповедь на запричастном стихе не оправдана в качестве непосредственной подготовки к причастию. Как мы видим в чинопоследовании литургии, перед самым причащением мирян поется киноник (причастный стих), и читаются особые молитвы. Эти действия предназначены для того, чтобы помочь верующим внутренне собраться, испытать свою душу и таким образом подготовиться к встрече со Христом. Проповеди в качестве подготовки к причастию отведен другой контекст – в рамках литургии Слова.

В пользу произнесения проповеди на запричастном стихе пытались приводить аргументы о том, что священник, который только что причастился, несет в себе полноту жизни во Христе, является христоносцем, носителем Евхаристического Христа. Однако священник является христоносцем и до того, как он причастился на этой литургии, так как он столько раз причащался до этого. И на той же литургии он приобщился к Богу-Слову через чтение Священного Писания. Поэтому сразу же после принятия слова Божьего через чтение Апостола и Евангелия наступает момент преподать это слово евхаристическому собранию как свидетельство о его принятии и усвоении Церковью. Можно также указать на параллелизм между двумя частями Божественной литургии и в этом отношении: священник, приобщившись на литургии Слова к Богу-Слову через слово, приобщает к Нему и все евхаристическое собрание через проповедь, а на Евхаристической литургии, после того, как он сам причастился Тела и Крови Христовых, он причащает и верных.

Проповедь в конце литургии перестает быть сакраментальным актом

Перемещение проповеди в конец литургии рассматривается как результат снижения ее качества. Слабая проповедь иногда даже нарушает ход богослужения, и потому было решено, что предпочтительнее произносить ее в самом конце. Однако эта причина не оправдывает перемещение проповеди. Когда проповедь вырвана из контекста Божественной литургии и звучит после причастия, она теряет качество сакраментального акта причащения слову Божьему, превращаясь в простое слово. Констатация существующего кризиса проповеди должна вести не к исключению проповеди из литургии, но к переосмыслению проповеднического акта, к поиску тех средств, благодаря которым проповедь может быть по-настоящему сакраментальным актом преподания слова Отца евхаристическому собранию Его прославленным Сыном Иисусом Христом через Его рукоположенного проповедника.

Перемещение проповеди в конец литургии приводит к негативным последствиям

По словам Спасителя, «всякое дерево познаётся по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника» (Лк 6:44). Помимо всяких аргументов были замечены последствия перемещения проповеди в конец литургии: снижение интереса верующих к толкованию библейских перикоп, незнание Священного Писания, поощрение участия только в одной части службы, упадок рвения священнослужителей к проповеди, замена гомилии тематическими проповедями, которые в большинстве случаев не имеют никакой связи с библейскими чтениями и т.д. Все эти последствия негативно отражаются на совершении литургии и участии в ней.

Священный Синод постановил, что проповедь должна звучать сразу после чтения Евангелия

С учетом всего вышеизложенного, Священный Синод Румынской Православной Церкви постановил, что проповедь должна произноситься священником или диаконом сразу же после чтения Евангелия. К сожалению, это решение, принятое полвека назад, до сих пор применяется не везде. Его исполнение на каждом приходе приносило бы только пользу, отводя для проповеди ее естественное место и являясь еще одним шагом на пути к переживанию Божественной литургии в полноте.

Перевод с румынского Елены-Алины Патраковой

http://www.kiev-orthodox.org/site/worship/4782/

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика