Это было время, когда история существования Свято-Троицкого монастыря (известного сегодня как Свято-Троицкая Сергиева Лавра) насчитывала всего лишь несколько лет. В обитель, где послушание игумена нес ее преподобный основатель, пришел отрок по имени Никон. Встретившись с благочестивым мальчиком, Сергий Радонежский не сразу принял его в число братии, а отправил на испытание к своему ученику преподобному Афанасию Высоцкому. Последний медлил с решением о пострижении Никона в монашество, однако отрок проявил настойчивость и был принят в послушники, а затем пострижен в иноки.

Все время праведника было наполнено чтением Священного Писания, молитвами и трудами. Под духовным руководством преподобного Афанасия святой находился до своего совершеннолетия, а затем был рукоположен во священника и получил благословение увидеться с аввой Сергием.
Встретившись с Никоном во второй раз, преподобный весело взглянул на него и сказал: «Хорошо, что ты пришел, чадо Никон», и любезно принял его. По благословению игумена праведник стал служить братии, проводя дни в трудах, а ночи в общении с Богом. Сергий Радонежский получил о Никоне особое извещение свыше и с той поры сделал его своим келейником и стал часто делиться с ним духовным опытом. А за шесть месяцев до смерти, чтобы предаться безмолвию, преподобный авва поставил праведника настоятелем обители.
После кончины Радонежского чудотворца Никон старался сохранить устои и традиции Сергиева монастыря. Святой трудился наравне с братией. Со временем он стал стремиться к безмолвной жизни, поэтому передал настоятельство преподобному Савве Сторожевскому, а сам уединился в особую келию. Через шесть лет, в 1400 г., Савва основал новую обитель под Звенигородом. Тогда братия умолила Никона снова принять игуменский посох. Святой согласился, но не оставил и безмолвия. Раз в неделю он удалялся в свою келию, чтобы наедине предстоять Богу.
Когда на Русь вторглись орды хана Едигея, преподобный Никон стал усердно молить Господа о сохранении вверенной ему обители. Однажды в тонком сне ему явились святители Петр и Алексий Московские вместе с преподобным Сергием и сказали, чтобы он не скорбел о разорении монастыря, предсказав будущую славу и процветание обители.
По благословению игумена Никона братия покинула монастырь, а вернувшись обнаружила на месте своих подвигов лишь пепелище. Однако Никон не впал в уныние и смог вдохновить монахов на новые труды. Первым делом возвели храм во имя Живоначальной Троицы, который был освящен в 1411 г. Затем праведник благословил строительство нового каменного храма над тем местом, где был захоронен преподобный Сергий.
В июле 1422 г., при обустройстве фундамента церкви, были обретены нетленные мощи основателя обители. Святые останки игумена всея Руси поместили в раку и перенесли в деревянный Троицкий храм, который тогда находился на месте, где теперь стоит лаврская церковь в честь Сошествия Святого Духа.
Когда каменный храм во имя Пресвятой Троицы был построен, святой Никон с благоговением перенес останки своего преподобного учителя к месту их упокоения. Церковь была расписана лучшими русскими мастерами того времени: иноками Андреем (Рублевым) и Даниилом (Черным). Тогда же преподобный Андрей и написал знаменитую икону Живоначальной Троицы.
После долгих трудов по устройству обители Никон стал готовиться к переходу в вечность. Праведник знал день собственной кончины — 17 ноября 1426 г., а также место будущего упокоения своих останков — рядом с преподобным учителем. Призвав братию, святой преподал свое благословение и последние наставления. Причастившись Христовых Таин, преподобный Никон осенил себя крестным знамением и произнес: «Пойди, душа моя, туда, где тебе уготовано пребывать, пойди с радостью: Христос зовет тебя». В 1547 г. третий игумен в истории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры был причислен к лику святых.
Подготовил Андрей Гор
 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика