С нами была вера

Что общего между Майданом и Церковью, между девизом «Слава Украине!» и молитвой «Отче Наш»? Этот вопрос я, преподаватель богословия протестантской семинарии, задавал себе на протяжении последних трех месяцев пребывания в эпицентре киевских событий, пытаясь совместить веру в Бога и чувство гражданского долга…

С  начала революции прошло более ста дней. Все это время функционировала межконфессиональная Молитвенная палатка, а на сцену выходили священники, ежедневно взывая к Богу. Неравнодушные братья и сестры решили перенести локацию своих молитвенных служений с уютных и теплых церковных зданий на холодный и опасный Майдан.

Молитвенная палатка стала собирательным образом социальной активности христиан, которые осознали свою ответственность за будущее страны. Кто-то поддерживал финансами, кто-то шил безрукавки с надписью «Моліться за Україну», кто-то приносил продук­ты, кто-то снабжал Евангелиями, кто-то дежурил, кто-то общался по душам с людьми, кто-то пел песни на сцене Майдана, были и те, кто проповедовал во время Веча, стоял со щитом в самообороне. Все те, кто явным или косвенным образом были причастны к служению Церкви на Майдане, поняли, что молитва должна подкрепляться действием, а действие сопровождаться молитвой.
Христианин должен молиться! Однако стоит помнить, что когда в 25-й главе Евангелия от Матфея Иисус описывает суд, при котором народы будут разделены на овец и козлов, экзаменом на верность, не будет тот факт, сколько каждый из нас молился. Экзаменом нашей веры будут наши земные дела! Вот почему важно не просто помолиться, но и при этом накормить голодного, одеть нищего, проведать больного. Как говорит апостол Иаков, без конкретных дел наша вера мертва!

Духовность и религиозность многих людей, причастных к действиям Майдана, за эти месяцы поменялась коренным образом. Тексты Священного Писания оживали и прочи­тывались в контексте происходящих событий, борьба против преступного режима не представлялась противоречащей Божьим принципам. Майдан показав, кто есть кто, перераспределил духовные элиты. Он открыл истинное лицо тех церковных служителей, кто ценит комфорт и старается любыми силами лавировать между противоречивой идеологией современного украинского политикума. Майдан также дал понять и то, кто стоял за идеалы, а кто ради самопиара.

По-новому мы открываем и тех, кто мог бы сказать, но не сказал, кто мог бы прийти, но решил, что христианину не место там, где кричат «Слава Украине!», а не «Слава Богу». Мы видели, что те, кто всегда был сверхдуховен, вдруг менялся в лице и начинал изрыгать нехорошие слова в сторону протестующих, а те, кого мы уже давно списали со счетов духовных ориентиров, становились добрыми самарянами. Последние три месяца также дали понять, что не стоит судить всех тех, кого мы не видели рядом с нами во время ночных дежурств. Мы всё больше и больше узнаем историй о тех героях, кто был незаметен на Майдане, о тех, кто служил и жертвовал, однако не распространялся об этом.
После того, как от пулевого ранения на Грушевского погиб Сергей Нигоян, многие из нас по-новому стали понимать слова апостола Павла о том, что «стоит покоряться власти». Именно он держал плакат, на котором было написано: «Голосом народа говорит Бог». Власть – это народ. Президент Янукович и вся его свита – это наемные работники. Вот только в нашем случае, эти работники оказались злыми, и как в притчах Иисуса: разорили виноградник и не пустили вверенные им деньги в оборот.

Наша борьба не закончилась. Сегодня уже Майданом стала вся страна, Януковичем стал Путин, беркутом и титушками стали российские войска и продажные сепаратисты, самообороной – пограничники, моряки, военные, донецкие патриоты и крымские татары! Президент Путин неизменно пользовался одной стратегией под названием «козел отпущения». В старые времена, люди возлагали свои грехи и обиды на животное (козла) и отпускали его, чтобы он унес их прегрешения куда подальше. Если были два враждующих человека, для примирения им надо было найти третьего и излить свой гнев на него, что, в конечном счете, приводило к взаимному примирению. Для того чтобы примирить людей внутри страны, надо найти внешнего или внутреннего врага. В ситуации России это – Чечня, угроза терроризма, Осетия, Абхазия, теперь – Украина. Внушение того фактора, что существует общий «враг», не дает времени делиться на власть и оппозицию. Когда кто-то представляет угрозу, вся нация объединяется против условного врага, те, кто критикует в этот момент власть, рассматриваются всем обществом как маргиналы.

Путин много лет пользуется этой стратегией. Что не учел президент России, так это то, что своими действиями по «оказанию помощи русскоязычным украинцам», он сам оказался для Украины в роли козла отпущения. Он посягнул на целостность государства. В связи с этим два «враждующих» лагеря объединились, примирились и выступили против общего врага. Киевские эсбэушники и крымские моряки; говорящие на русском и говорящие на украинском; Запад и Восток; те, кто за Партию регионов и те, кто ВО «Свобода»; ультрасы «Шахтера» и ультрасы «Динамо» – все теперь стоят за целостность Украины.

Духовность, рожденная на Майдане, уникальна тем, что она экуменична. Она не принадлежит одной церкви, одной конфессии, одному приходу. Я даже слышал, как один верующий говорил, что теперь его конфессия – это не та религиозная группа, чей храм он посещает, а все те, кто стоял с ним плечом к плечу в молитве на Майдане. Теперь своими для него являются и те католики, и те православные, которые своим телом прикрывали его от пуль снайперов.

Верующие бизнесмены, которых мы так часто обвиняет в том, что они привязались к мамоне, жертвовали огромные суммы денег и одалживали свои автомобили автомайдановцам. Многие незнакомые христиане стали роднее, чем некоторые знакомые. Майдан многое расставил на свои места. Показал, кто на самом деле добрый самарянин, готовый помочь страннику в любую минуту, а кто левит, вечно спешащий по своим религиозным делам. Майдан отточил нашу социальную ответственность и гражданскую солидарность. Произошедшее на протяжении последних трех месяцев стало духовным перерождением народа и рождение нации как таковой. Майдан дал возможность проверить на прочность свои религиозные убеждения. Он избавил нас от страха и помог повзрослеть. Помог нам изменить систему и измениться самим.
Анатолий Денисенко,
специально для «СГ»

 

Tagged with:
 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика