Автор: Юрий Черноморец

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Для осознания христианского взгляда на современные события необходимо обратиться к социальному учению Церквей, сформированному как универсальный христианский ответ на современные социальные вызовы. Прежде всего, социальное учение церкви однозначно осуждает терроризм, абсолютно запрещает верующим принимать участие в такой деятельности и возлагает на государство и международное сообщество безусловную обязанность бескомпромиссного искоренения терроризма.

Во-вторых, социальное учение однозначно запрещает священникам и верующим принимать участие в тех конфликтах, которые являются гражданскими войнами. Православное социальное учение предусматривает участие верующих лишь в мирных протестах и акциях неповиновения. Католическое социальное учение — признает возможным участие лишь в революции, но не в гражданской войне.

И следует подчеркнуть, что участие в революции допускается как чрезвычайное явление при исключительных обстоятельствах. «Вооруженное сопротивление против притеснения политической властью обосновано лишь тогда, когда существуют одновременно такие условия:

•  в случае несомнительных, тяжелых и длительных нарушений основных прав человека;

•  после исчерпания всех других средств;

•  если оно не вызовет большего беспорядка;

•  если обоснована надежда на успех;

•  если рационально невозможно предусмотреть лучшие решения» (Катехизис Католической Церкви, 2243).

Важно, что при обсуждении вопроса о возможном переходе от мирного характера протестов к насильственным действиям во время Майдана церкви несколько раз подчеркивали недопустимость насилия, и ясно заявляли, что церкви не будут призывать к революции с палками, камнями, коктейлями Молотова и тем более с оружием в руках. Сегодня на Востоке страны люди ходят с оружием, хотя мы не видим ни «несомнительных, тяжелых и длительных нарушений основных прав человека» на Востоке страны со стороны новой власти, ни «исчерпания всех других средств» — наоборот, люди появились сразу с оружием и де-факто являются если не диверсантами, то мятежниками. Опять-таки, сопротивление было бы оправдано, если среди прочего «оно не повлечет большего беспорядка». Но всем очевидно, что больший беспорядок уже вызван, и последующее нагнетание сопротивления центральной власти на Востоке может иметь следствием лишь хаос как для страны в целом, так и бесперспективный упадок для Востока нашей страны. Ну и наконец, сопротивление было бы оправданным, «если рационально невозможно предусмотреть лучшие решения», но внесение изменений в Конституцию, национальный диалог, примирение, консенсус элит вокруг нового президента — все это лучшие решения проблем, которые легко предусмотреть уже сегодня всем, а особенно — церквям. Следовательно, сегодня такой ситуации, в которой применение оружия против правительства было бы оправданным, — нет и пока еще не предусматривается даже в теоретической плоскости, что такая ситуация возникнет. В этих условиях церкви должны вспомнить о том, что «блаженны миротворцы», и не просто призывать к сложению оружия мятежниками на Востоке, но взять на себя большую историческую ответственность. А именно, церкви могли бы выступить адвокатами интересов Востока страны во время общественных дискуссий вокруг Конституции и будущего уклада страны, отстаивая объективные интересы всех регионов, всех национальных и религиозных меньшинств.

Часто страсти и шаблонное мышление, спекуляции популистов и провокаторов, не позволяют даже осознать людям  Востока, в чем состоит их объективный и абсолютный интерес, каковы  пути защиты их прав, каковы пути возвращения к частичной ответственности за всю страну, за ее курс, за ее будущее. Церкви должны были бы формулировать на основе собственных социальных учений конкретную дорожную карту для украинского Востока, и не просто быть адвокатом интересов нашего Востока перед киевским правительством или Европой, но гарантом прав, которые будет предоставлять Востоку государство. То есть церкви должны парафировать акт национального согласия, если такой будет подписан с представителями Востока страны. Настоящий акт согласия возможен лишь с политиками, представителями местных общин, общественной элитой Востока, а не с боевиками. Хочешь переговоров — не носи оружия и тем более не применяй его, не спонсируй террористов. Все это ясные требования социального учения, равно как и расширение прав местных общин.

В местной общине христианское социальное учение видит подобие семьи, подобие прихода. Без живых местных общин, без самоуправления — невозможен здоровый социальный организм нации. Правовое государство сверху, социальная солидарность снизу, обеспечение прав человека везде — вот три максимы, которые спасут Украину. Спасут, потому что это рецепт для каждой страны, которая выходит из кризиса, независимо от того или эта страна Грузия, которой удалось, или Россия, которой не удалось. Высокие цены на ресурсы могут позволить отсрочить реформы, но рано или поздно каждая нация приходит к необходимости утверждения трех максим, заявленных в Обращении церквей от 1 декабря 2011 года: правовое государство, устанавливаемое властью; солидарность, которая порождается преимущественно на уровне местных общин; защита прав человека как общая идея и для правового государства, и для солидарного общества: без достоинства гражданина, созданного по образу Божьему свободным, разумным и творческим, не будет ни правового государства, ни гражданского общества, ни благосостояния социального, ни политического мира.

И последнее: социальное учение однозначно благословляет вооруженную защиту Родины в результате внешней агрессии, какие бы формы эта инвазия не приобрела на Востоке Украины. Военная оборона всегда признается справедливой и оправданной, Церковь во время ее напоминает слова Спасителя: «нет больше той любви, чем кто положит душу свою за друзей своих» (Ив. 15:13).

Продолжение темы: АТО и Церковь

Юрий ЧЕРНОМОРЕЦ, доктор философских наук
Газета:
Tagged with:
 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика