Автор: Караковский Владимир

Евангельские слова «Идите и научите все народы…» относятся только к апостолам или ко всем христианам? Должен ли каждый верующий участвовать в миссионерском служении? Что если человек не видит в себе способности к этому? Как правильно доносить информацию о своей вере до неверующего человека? Насколько приемлема или неприемлема проповедь в той или иной ситуации? В статье делается попытка дать ответы на все поставленные вопросы.


 

Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе.

Святитель Николай Японский.

Наверное, такой вопрос задает себе каждый человек, ставший православным христианином. И вопрос этот очень и очень не прост. Решение этого вопроса зависит и от самой личности христианина, и от его окружения, и от обстановки, в которой он находится. Вспомним, что одни христиане во время гонений открыто исповедовали свою веру и шли на мучения, а другие – скрывались в лесах или уходили в другие страны. Так и в наше время христианин, живущий в Иране, должен рассчитывать на совершенно иную реакцию общества, чем христианин, живущий в Греции.

Даже в России есть регионы, где совсем не безопасно открыто исповедовать христианство, но не будем говорить о крайностях. Миссия в условиях нехристианских религиозных регионов представляется довольно ясно: это путь с риском для жизни. Но как обстоит дело в секуляризованных, обычных регионах России? Если в «опасных» регионах проповедь могут осуществлять люди мужественные, то в остальных регионах к делу миссии может подключиться любой, но нужно ли это, и в чем собственно будет заключаться такая миссия?

Православный человек оказывается здесь меж двух огней. С одной стороны, исходя из самой главной заповеди (возлюби ближнего своего как самого себя), он чувствует ответственность перед всеми людьми и, не сказав им о Спасителе, посчитает это преступным бездействием. С другой стороны, исходя из той же заповеди, христианин боится нарушить свободу личности, оскорбить человека. Когда на улице ко мне подходят сектанты, я испытываю двоякое чувство: с одной стороны, они раздражают своей навязчивостью, с другой – они искренне хотят помочь. Есть две статьи уголовного кодекса Российской Федерации, которые близки к этим трудностям: 1) ст. 125 «Оставление в опасности» (подобная ей ст. 124 «Неоказание помощи больному»); 2) ст. 137 «Неприкосновенность частной жизни». То есть, с одной стороны, ответственность, а с другой – боязнь навредить. Это очень тонкий вопрос, ведь все люди разные и обижаются тоже на разное.

О нужности миссии говорит сам Христос: Вы – свет мира… Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного » (Мф. 5:16); Идите и научите все народы(Мф.28:19).

Многие, в том числе и в лоне Церкви, считают, что эти слова относятся только к апостолам (и к их преемникам – епископам, на худой конец – священникам), а простые миряне этим заниматься не должны. «Думать, что Церковь делится на профессиональных церковных людей – священнослужителей и тех, для кого они осуществляют эту деятельность – прихожан, – ложная и опасная установка. Считать, что Церковь нужна только для того, чтобы “удовлетворять религиозные потребности” – в корне неверно. Мы должны осознать, что к миссионерской работе и активному свидетельствованию призваны все члены Церкви» [1].

Можно согласиться с тем утверждением, что «сложные задачи должны решаться профессионалами». Было бы идеально иметь в каждом приходе своего опытного профессионального миссионера, который считает для себя дело миссии главным делом жизни. Но еще Господь говорил «жатвы много, а делателей мало» (Мф.9:37). Нет в наше время такой роскоши, как профессиональный миссионер. Зачастую по этой причине миссионерские задачи «автоматически» возлагаются на священников. И это тоже неправильно. В современных условиях приходской священник (особенно сельский) фактически является и бухгалтером, и строителем, и психологом, и просителем, и Бог знает кем еще. Даже если откинуть все «непрофессиональные» обязанности батюшки, у него все равно будет очень мало свободного времени для миссионерской деятельности: служба, исповедь, венчание, крещение, отпевание, молебны и т.д. и т.п.

Представьте, что в больнице один врач будет заботиться о больных сразу во всех отделениях: в операционной он будет за хирурга, в реанимационной – реаниматологом, в палате для выздоравливающих – терапевтом. Понятно, что такой врач ничего не успеет и везде будет плохо выполнять свою задачу. Каждый на своем месте должен выполнять ряд определенных задач. Скорая помощь – это миссионеры, врачи – пастыри, младший медперсонал – миряне.

Таким образом, получается, что профессиональных миссионеров у нас мало[1], а священники перегружены приходскими заботами. Но остается не занятой самая большая часть тела Церкви – миряне. И тут есть свои минусы и плюсы. Основное преимущество – это количество, мирян много, они распылены по всей стране и потому всегда доступны. Основной недостаток – непрофессионализм и нежелание. Зачастую миряне плохо знают даже основы собственной веры и по разным причинам боятся или не хотят говорить о своей вере. Все это преодолимо, но только при условии осознания обеих проблем самими христианами. Важно осознавать эти проблемы именно одновременно. Часто бывает, что приходит осознание миссии, но не осознание собственного непрофессионализма, и человек начинает компрометировать себя разговорами о чудесах, «непростых» батюшках и старцах, а на богословские вопросы ответить не может. А бывает, что человек начитанный, получивший даже специальное религиозное образование, боится говорить о Христе, предубежден, что его не поймут, что его оскорбят, что это вообще «дело священников и миссионеров, а я недостоин, что это не моего ума дело». «Уровень приложения дарований может быть разным, но осознание своей ответственности должно быть у всех» [1].

С миссионерской точки зрения, миряне должны себя считать тружениками тыла. На миссионерском фронте воюют миссионеры и священники, а миряне должны им помогать. Вспомним, что тружениками тыла были как раз непрофессионалы – женщины, дети, старики, все они в мирное время имели другие профессии.

Второй важный вопрос: в чем должна состоять помощь? Тут надо во внимание принимать два условия: 1) Разнообразие людей. Кого-то привлекает одна тематика, а кого-то другая. Кому-то в Православии нравится один аспект, но настораживает другой. Поэтому миссионер не может рассчитывать на большой успех в работе с аудиторией, в идеале на каждого неверующего должен приходиться один миссионер. 2) Восприятие информации. Зачастую люди анализируют и понимают услышанное о Православии совсем иначе, как хотел проповедник. Так называемое правило «испорченного телефона».

Для лучшего понимания приведем такой пример: есть люди, которые обожают симфонию №6 Бетховена. Они хотят поделиться своей радостью с другими. Почитателям Бетховена кажется, что они отлично помнят симфонию и начинают ее напевать. У кого нет слуха – получается плохо и он не может передать эту музыку, у кого-то получается хорошо, но слушающие его люди либо сами не имеют слуха, либо им просто не нравится классическая музыка. А кому-то из слушающих понравится, и он захочет пойти в консерваторию и послушать симфонию на нормальных инструментах.

Все это приводит к заключению, что миссия должна быть разнообразна и неметодична. Разнообразна не только в зависимости от того, кто проповедует (мирянин, священник или епископ), но и кто слушает (общество – пенсионеры, студенты, солдаты или отдельно какие-либо личности), следовательно, здесь не может быть каких-то общих методов.

Надо понимать, что для мирянина важен не метод, а личность [2]. Судить о его вере будут по его поступкам и образу жизни. Вот поэтому мы должны чувствовать ответственность и должны стремиться к совершенству. Мало надеть платок и отрастить бороду (многих это скорее отпугнет), надо еще иметь и внутреннее содержание и к людям относиться с любовью. Как писал митрополит Антоний Сурожский, «только свет Христов в глазах другого может привести человека к вере» [4]. Может ли каждый мирянин сказать про себя: «да я имею свет, я соль земли»? – Нет! Но мы должны стремиться к этому, чтобы люди, увидев нас, задались вопросом: что во мне не так, почему я так не могу?

Принцип «не навреди», о котором мы говорили в начале статьи, для мирянина особенно актуален, потому что он живет среди людей в той или иной степени настроенных враждебно и предвзято по отношению к христианству. Неверующие люди чаще всего сталкиваются с христианством не в лице священника или монаха, а в лице обычного мирянина. И от поведения последнего зависит, что человек подумает о Православии, заинтересуется ли он Православием. Чаще всего именно миряне отпугивают неверующих от Церкви своим видом, своим образом жизни, своими словами.

Православный христианин в светском обществе должен вести себя так, чтобы у людей появилось желание узнать Православие, чтобы хотя бы какой-то вопрос нарисовался. Таким образом, число слушающих миссионера будет увеличиваться. Ведь к миссионеру или священнику уже приходят, то есть человек уже имеет вопрос, уже заинтересовался, его Православие заинтересовало еще раньше, чем он увидел объявление о лекции или проповеди. И для многих этот интерес возник после общения с обычным верующим другом, коллегой, родственником и т.д.

То есть для того, чтобы человек был готов услышать голос Церкви, ему нужен миссионер, а для того, чтобы человек был готов услышать миссионера (иметь к нему какие-то вопросы), ему нужен наглядный пример в лице мирянина. Да, есть интернет, есть телевиденье, но живое общение все-таки незаменимо, иначе бы люди перестали приглашать друг друга в гости.

Мирянин как миссионер должен быть крайне ненавязчивым. Он не только не должен цепляться к прохожим на улице, но и сводить все разговоры с людьми «к Богу». Если он чувствует ответственность перед Богом, то он должен ее чувствовать во всех сферах жизни, не только в религиозной. В профессиональной сфере – если врач, то ответственный врач, если учитель, то ответственный учитель, если дворник, то ответственный дворник. В социальной сфере – если муж, то ответственный муж, если брат, то ответственный брат, если друг, то ответственный друг. Каждый «должен качественно делать свою работу, тем самым свидетельствуя о вере. Все то, что он обязан делать, он должен делать ответственно, ведь служение христианина — это не только посещения воскресных и праздничных богослужений. Христианство — это всегда ответственность, и эта ответственность должна выявляться прежде всего там, где Бог поставил нас трудиться» [1]. Расхлябанность, лень и безответственность чужды верующему человеку, такое поведение не может привлечь людей.

Если христианин будет ответственно себя вести, то неверующий человек может сделать для себя первое и очень важное откровение: «Надо же, эти Православные тоже люди». Часто, когда мы враждебно настроены против какого-либо общества, нам свойственно «обесчеловечивать» это общество, тем самым создавая ложное моральное право считать себя выше. Если государственные служащие – то «чинуши», если сотрудники полиции – то «менты», если украинцы – то «укропы и хохлы», если русские – то «москали и кацапы»… так и православные для многих – фанатики и мракобесы. Смыть эту враждебность, этот миф – первостепенная задача мирян.

Второе важное откровение: «Эти Православные живут правильнее, чем я» – почти недостижимая для мирян задача, т.к. предполагает, что неверующий человек проделал серьезную внутреннюю духовную работу над собой. И я даже не берусь говорить, как эту нелегкую задачу решить, слишком много зависит от личностных качеств.

Таким образом, с миссионерской точки зрения от мирянина требуется соответствовать трем «И»:

– Он должен быть Исповедником. То есть быть православным христианином, верить, участвовать в Таинствах, жить во Христе. Только в таком состоянии наши слова не будут расходиться с нашими действиями. Идеальное состояние – это святость, к которой должны стремиться все христиане. Вот тогда неверующий человек может разглядеть какой-то особый свет в наших глазах.

– Он должен быть Интеллектуалом. Мало верить, нужно еще и знать свою веру. Если вопрос возник, то задан он будет не миссионеру и священнику, а ближайшему знакомому христианину. Важно грамотно ответить на вопрос, чтобы у человека сформировалось правильное представление. Это не означает, что человек сразу же уверует и побежит в храм или даже сразу верно поймет ответ, но это не отменяет нужды в повышении нашей грамотности. Если Иванов Коля, ученик 7-го класса, не понял закон Архимеда, это не значит, что этот закон вообще бессмысленно изучать в школе. Невежество и лень – точно не могут способствовать правильной подаче информации.

– Он должен быть Интеллигентом. Знать веру надо, но нельзя навязываться. Если у человека не возникло желания после общения с вами узнать о вашей вере, то не надо быть напористым. Это только еще больше отпугнет. Религиозная скромность свидетельствует о том, что Вы уважаете собеседника, уважаете его жизненную позицию, не посягаете на его личное пространство, видите в нем прежде всего человека, а не врага. Негласное признание друг в друге человека – это необходимое условие для дальнейшего разговора.

Для каждого «И» есть свой источник информации: для первого – Святое Писание и Святое Предание, для второго – богословская и догматическая литература, для третьего – учебники по этики и психологии.

Это кажется трудной и порой невыполнимой задачей, но к соответствию этим трем «И» нужно стремиться. В принципе, эти требования предъявляются и к любому человеку как к члену Церкви. Первое «И» – это вера, без которой нельзя спастись, второе «И» – это знание, без которого невозможно правильно верить в Бога и правильно Его славить, третье «И» – это любовь к ближним, без которой также немыслимо спасение.

Источники

1. Христианин не может не быть миссионером. Интервью с прот. Дмитрием Прокопенко. Ссылка: http://www.pravmir.ru/xristianin-ne-mozhet-ne-byt-missionerom/

2. Миссия кончается там, где начинается пастырство. Интервью с протодиаконом Андреем Кураевым. Ссылка: http://www.pravmir.ru/missiya-konchaetsya-tam-gde-nachinaetsya-pastyrstvo/

3. О. Андрей Кураев. Перестройка в церковь. Эскиз семинарского учебника по миссиологии. – М, Центр библейско-патрологических исследований.: Alapa, 2009. – 512 с.

4. Митрополит Антоний. О миссионерстве // Церковь и время. М., 2004. № 2 (27). С. 90.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика