Вчерашние «посиделки» иерархов УПЦ, из которых в России явно сделают сюжет о «гражданском мужестве» владык, еще вылезут боком. Но, к сожалению, не им.

 На торжественном заседании Верховной Рады, посвященной 70-летию Победы во Второй мировой, президент Порошенко огласил список бойцов АТО, которым присвоено звание Героев Украины. Половине из них — посмертно. Однако героями сюжета об этом стали, к сожалению, не бойцы, а делегация УПЦ — митрополит Киевский Онуфрий, управляющий делами Митрополии митрополит Антоний и настоятель Свято-Троицкого монастыря епископ Иона. Пока зал стоя приветствовал героев, священнослужители сидели с каменными лицами — такими и попали в кадры и сюжеты ТВ. Пресс-служба церкви профессионально подлила масла в огонь: таким образом, мол, владыки продемонстрировали свое неприятие войны и солидарность с опаленным войной Востоком.

Поведение священноначалия УПЦ было признано возмутительным даже верными УПЦ. Действительно, можно как угодно оценивать военный конфлики, но пренебрежение к людям, которые защищают родину, в том числе к погибшим — это за рамками приличия. А когда люди сознательно нарушают правила хорошего тона — возникает вопрос, почему именно они так поступают.

Тех, кто считает, что это скандал для церкви визнатийской традиции, нарушение принципа цезарепапизма, я вынуждена то ли успокоить, то ли, наоборот, разочаровать: никаких нарушений. Потому что кесарь — в Риме (в данном случае — третьем), а в Киеве — разве что наместник. И соответственно, священноначалие сохраняет верность «помазаннику», а не какому-то выскочке, который считает, что воюет с Римом. Это, возможно, один из меседжей «невставания».

Но напоминание о «табели о рангах» — это так, паллиатив. Ради этого вряд ли стоило нарываться на неприятности так открыто — можно было сделать это с меньшими репутационными потерями. Но, кажется, владыки намеревались устроить демарш. Потому что последовательные. За их последовательностью очень внимательно наблюдают. Вы представляете, как их вставание было бы расценено в Москве?

Руководство УПЦ, согласно с московской инструкцией, настаивает на том, что война на Востоке является гражданской или «братоубийственной». А на братоубийственной войне не может быть героев — об этом очень хорошо в свое время сказал епископ Банченский Лонгин (Жар), призывая своих верных уклоняться от мобилизации. Каждый, кто принимает в этой войне участие так или иначе — Каин.

Мало того, это война еще и религиозная — по крайней мере, так говорят в Москве, а значит, для УПЦ это на самом деле так. Это война, которую раскольники и униаты ведут против канонического православия. Так кто герои?

Эта специфическая «последовательность», которую утверждали собственным сидением в ВР владыки УПЦ, является яркой иллюстрацией «гибридной войны», которая на самом деле, без эвфемизмов, есть война мерзавцев. Руководству УПЦ удобно считать этот конфликт «братоубийственным» и тем более «религиозным», солидаризоваться с Востоком, который является «жертвой», а также не признавать участия в войне российской стороны. Удобно, понимаете? Политически целесообразно.

А значит, тем хуже для фактов и вообще для истины. Релятивистские принципы, за которые глашатаи русмира бичуют Запад, на самом деле прекрасно чувствуют себя в самом сердце русмира. Кстати, еще одна черта «войны мерзавцев» — обвинять других в том, что «критики» с удовольствием делают сами и оправдываются при этом «необходимостью защищаться» и «целью», оправдывающей любые средства. С ядерным включительно. Если этим людям будет удобно принять за факт то, что Земля является плоской и опирается на трех слонов — то они и это примут, и будут доказывать с пеной у рта и сюжетами о распятых за эту истину мальчиках.

В этой системе координат правота доказывается не фактами, не путем логических рассуждений. Она доказывается quia absurdum. С помощью веры, которая опирается на страдания. Почему Восток «прав», а Киев — нет в этом конфликте? Потому что Восток страдает.

Страдание в политическом конфликте оказывается таким же аргументом, как страдание первых мучеников, которые таким образом доказывали истинность подвига Христа. Гражданская религия, которую формирует Кремль при поддержке Московской патриархии в России, затягивает в свой водоворот УПЦ: страдания по политическим причинам приравниваются к страданиям за Христа, потому что точно так же доказывают некую «истинность». Так что факты бессильны. Кстати, такой метод «иррационализации» широко использовался в Третьем рейхе для формирования их уродливой гражданской религии и слепой фанатичной веры в фюрера. Гибридная война потому и является войной мерзавцев — она не оставляет ничего святого, ничего, чего нельзя было бы использовать в качестве оружия или превратить на кучу грязи, если есть «политическая целесообразность».

Но вернемся к страданию. Совершенно очевидно, что руководители УПЦ пришли на мероприятие с целью продемонстрировать свое отношение — и к героям, и к украинской власти, и к общественному мнению. И это мужественный гражданский поступок, достойный, снова же, первых христиан, которые не боялись говорить правителям, что они о них думают. Вот патриарх Кирилл, например, оказался не таким принципиальным — когда Путин устраивал празднование «Крымнаша», патриарх просто не пришел на торжество, прислав вместо себя иного владыку. Однако, тот поступок патриарха был значительно более мужественным, чем нынешний демарш украинских владык. Продемонстрировать нечто Путину — даже таким молчаливым способом — это вам не Петра Алексеевича дразнить. Но ведь российский телезритель этого не знает. Он, наоборот, уверен, что киевская хунта куда страшнее Путина — и они, надо полагать, едва не лопнули от гордости за своих владык, за их мужество и принципиальность. Они бросили вызов власти.

Вот тут и начинается самое интересное в войне мерзавцев. В которой нет «вызово», а есть только провокации. Потому что в подобных войнах никто не выходит с противником один на один. Вместо того подставляет других. Что бы ни сделал митрополит Онуфрий или митрополит Антоний — хотя бы и просто подошел и плюнул президенту в лицо — ничего ему не будет. И каждый из них прекрасно об этом знает: ничего не угрожает ему лично. В худшем случае, придется сменить место жительства на Белокаменную — и громко назвать это «изгнанием за правду».

А кто действительно ответит на этот «вызов» — так это очередные сельские настоятели на Волыни, Ровенщине, Тернопольщине или Сумщине. Вот они и станут «мучениками». Предоставят необходимый фактический материал для очередной поездки митрополита Антония в Страсбург с жалобами на «притеснения» и «насилие» в отношении «канонической церкви». В Страсбурге митрополит Антоний не скажет о том, как сам, лично подставил этих людей, как бросил зажженную спичку в их солому. Ведь он не сделал ничего особенного — просто публично выразил свое отношение и т. д.

Так и выглядит война мерзавцев: никто «ничего такого» не делает и не говорит, все выглядит полностью невинно, или даже достойно — но при этом все четко понимают, зачем они это делают и к каким утратам приведет. И делают, потому что уверены, что им лично это ничем не угрожает, что за их «достойный поступок» или даже «гражданский героизм» придется расплачиваться другим людям.

Оригинал на украинском: Деловая столица

One Response to «Зицкриг» митрополита Онуфрия

  1. roman 1510:

    христиане и земляки,скажите пожалуйста мне, по вашему мнению человеку второго сорта из Донецка не державшему в жизни оружия в руках, пусть митрополит плохой по Вашему мнению мнению. А как же можно встать пред тем артиллеристом, который в районе Путиловки разбил дом моим родителям и убил соседку через дом вместе с младшей дочерью. Или как вертолет с Украинским флагом,в той же Путиловской лесопосадке обстрелял прятавшихся родителей, которые только благодаря ВСЕВЫШНЕМУ остались живы. Это Вы называете Божьей правдой и героизмом???

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика