Автор: Сергей Сидоренко, кандидат истор. наук

От редактора. Мы приглашаем читателей к открытой дискуссии по размещенной здесь статье и обсуждаемым в ней вопросам.

Патриарх Кирилл выбрал Русский мир вместо единства РПЦ
3 ноября патриарх Кирилл выступил на открытии Ассамблеи организации «Русский мир» с речью, которая на официальном сайте Московской патриархии была названа «программным выступлением». У меня, как историка, вызывает шок каждый тезис этой программы патриарха Кирилла: как правило, эти высказывания основываются на лжи или передергивании фактов, его предложения являются откровенно сервиальными по отношению к Российской Федерации, оскорбительными или же лицемерными по отношению к той громадной части паствы патриарха, которая не является русской по национальному признаку. Патриарх не понимает, как именно можно оттолкнуть и оскорбить тех же украинцев. Чтобы ему и его помощникам стало понятно, я решил написать комментарий на его речь. Это будет взгляд из Украины, обычного прихожанина МП, который умеет распознавать эзопову речь политических махинаторов, понимая тот смысл, который они непосредственно вкладывали в свои слова.

Первая ошибка патриарха: мнимая угроза
«Сегодня действительно глобализация, как теперь принято говорить, бросает вызовы, прежде всего концепциям культурно-национальной идентичности. Представители различных культур поставлены перед выбором: примкнуть к этим мощным глобальным проектам и раствориться в них, или же самим быть самостоятельными субъектами в формировании мироустройства. Может ли Русский мир обеспечить для себя роль значимого игрока на мировой арене — сегодня и в будущем? Уверен, что может. Пример того, что надо делать для этого, дают наши предки».
Итак, выбора у Украины и Белоруссии не существует. Сама историческая необходимость, именуемая сегодня не законами истории, а логикой глобализации, якобы делает неизбежным их растворение в европейском или русском плавильном котле. Правда, русские еще даже не построили собственной цивилизации, сравнимой с Европейским союзом, а ВВП России сравним с ВВП одной лишь Польши, но намерение построить свой мощный глобальный проект есть. Намерение – это хорошо. Помню, Дима Корчинский предлагал объявить Украину империей и завоевать Россию, которая все равно спивается. Вот Ливия объявила себя центром альтернативной цивилизации – тоже интересно. Ждем, когда объявит о своих претензиях Гондурас.


Заметим, что патриарх признает, что Русского Мира еще нет, и России еще только надо попытаться создать что-то типа цивилизации, в которой несколько стран могли бы быть «самостоятельными субъектами в формировании мироустройства». Патриарх просто уверен, что завтра такой мир может возникнуть усилиями русских. Итак, Русский Мир – еще фантом, Европейский Союз – реальность, но, дорогие товарищи, надо присоединяться к Русскому миру, к нашим Нью-Васюкам. Почему? Потому, что в Русском мире вам будет лучше, чем в Евросоюзе. Ведь в Евросоюзе, как думает патриарх, народы растворяются, их культурно-национальной идентичности брошен вызов. Кстати, заметим безграмотность референта, писавшего доклад. Глобализация не может бросать вызов «концепциям культурно-национальной идентичности». Глобализация – это процесс, который может бросать вызов только самим идентичностям. А концепциям вызовы бросают другие концепции. Будем считать, что патриарх не хотел сказать абракадабры, а потому исходим из того, что, согласно патриарху, глобализация все-таки бросает вызов культурно-национальной идентичности народов.
Но неужели в Евросоюзе исчезли немцы, французы, англичане, поляки? Неужели их идентичность куда-то растворяется? И неужели в изменениях идентичности как-то виноват Евросоюз? Наверное, руководители Евросоюза, как когда-то товарищ Сталин, специально перемешивают народы всякого рода переселениями? Или все же в рамках Евросоюза народы сохраняют свою культурно-национальную идентичность? И немецкая культура или французская горда своими достижениями еще более, чем когда-либо. Неужели французы отказались от галлицизма? Нет, и не откажутся никогда. И никто в Евросоюзе их за это не упрекает. Потому что каждая нация имеет право на развитие собственной культуры. От вхождения в Евросоюз более всего выиграли национальные меньшинства. Например, испанцы вынуждены были прекратить политику ассимиляции басков. И культура этого национального меньшинства, защищенная законодательством Евросоюза, начала возрождаться, а баскский терроризм пошел на спад. И если Украина войдет в Евросоюз, ее культурно-национальная идентичность будет надежно защищена. И законодательство Евросоюза будет стоять на страже культурно-национальной идентичности национальных меньшинств Украины. Кому от этого будет плохо? Все разговоры о том, что Евросоюз так же опасен для культурно-национальной идентичности народов, как Советский Союз, возможны только на почве незнания европейского законодательства и европейской практики. А вот то, что в возрождаемом Советском Союзе, который патриарх без всякого стеснения называет Русским Миром, все должны были слиться в один народ на основании русской идентичности – это широко известная политическая практика КПСС.
Итак, Украине предлагают: не присоединяться к Евросоюзу, чтобы избежать культурно-национальной ассимиляции (которая на самом деле нам не угрожает); чтобы избежать мнимой угрозы, нам предлагают присоединиться к Русскому миру, в котором ассимиляция неминуема! Последнее следует как из исторического опыта, так и самого названия проекта. И каждый политик-украинец должен задуматься: вот я стараюсь не обидеть русских, сказав им правду об их геополитических замашках. Но не станет ли завтра поздно? Думаю, что Януковичи и Литвины еще будут думать, как когда-то гетманы: как же это оказалось, что мы рабы Москвы? Чтобы такое не повторилось, надо отстаивать свою независимость каждый день.

Вторая ошибка патриарха: «без меня меня женили»
«Ядром русского мира сегодня являются Россия, Украина, Белоруссия, и святой преподобный Лаврентий Черниговский выразил эту идею известной фразой: «Россия, Украина, Беларусь ― это и есть святая Русь». Именно это понимание Русского мира заложено в современном самоназвании нашей Церкви. Церковь называется русской не по этническому признаку. Это наименование указывает на то, что Русская Православная Церковь исполняет пастырскую миссию среди народов, принимающих русскую духовную и культурную традицию как основу своей национальной идентичности, или, по крайней мере, как ее существенную часть. Вот почему в этом смысле мы и Молдову считаем частью этого Русского мира. В то же самое время Русская Церковь является самой многонациональной православной общиной в мире и стремится развивать свой многонациональный характер».
Без согласия народа Украины его записывают не просто в Русский мир, а в самое его «ядро». На референдуме в декабре 1991 года более 90% проголосовавших одобрили Акт о независимости Украины. Зачем же говорить о том, что Украина входит в Русский мир, если она – самостоятельна согласно воле своего народа?
Далее патриарх ссылается на слова св. Лаврентия Черниговского. Во-первых, это слова, приписываемые ему в житии, но не сказанные ни в одном из его сочинений, сохраненных в автографе. Кроме того, в первом издании жизнеописания тогда еще не прославленного св. Лаврентия не было двух вещей: страниц о необходимости хранить единство России, Украины и Белоруссии, и предсказаний о филаретовском расколе. Когда же СССР развалился и стал реальностью раскол, вдруг оказалось, что св. Лаврентий об этом говорил. При этом ученицы преподобного, монашки из Елецкого монастыря, на вопрос о том, утверждал ли св. Лаврентий что-то подобное, опускали глаза и говорили: он был  украинцем, ничего такого никогда не говорил. Но даже если бы какому-то святому человеку принадлежали такие слова – они что, отменяют право наций на самоопределение? Они что, отменяют 34-е апостольское правило, согласно которому в каждой православной стране должен быть свой предстоятель и своя автокефальная Церковь?
Патриарх пытается сказать, что само наименование Московской патриархии Русской православной Церковью является важным. Половина приходов УПЦ МП находится в Западной Украине. Время от времени украинские законодатели подумывают обязать на этих храмах указывать их принадлежность к Русской православной Церкви». УПЦ МП протестует против таких предложений, потому что не хочет лишиться паствы. А патриарх заявляет: да, мы именно Русская Церковь – и не по этническому признаку, по цивилизационному.

Но человек в Западной Украине прекрасно знает – написано «русская цивилизация» – читай «русская империя». Конечно, последняя не имеет этнического характера. Но этому самому человеку в Западной Украине не легче будет объяснить самому себе и соседям, почему он ходит в Русскую Империалистическо-цилизационную Церковь. Патриарх отталкивает от УПЦ те общины, которые сохранили верность каноническому православию в сложнейшей ситуации. Остались в канонической Церкви? – Значит, согласны войти в Русский Мир! Такова логика патриарха. Он прямо и говорит, что во время визита в Украину увидел, что украинцы с русскими «хотят оставаться одним народом». Так пусть выйдет к своей западноукраинской пастве и скажет, что они – один народ с русскими! Патриарх не понимает, что топчется русским архиерейским сапогом по оголенным сердцам украинцев, которые хотя быть именно украинцами. И патриарх в этой языческой пляске еще и припевает: «Нужно выработать такой тон отношений, с помощью которого проявлялось бы уважение друг к другу, исключался бы всякий патернализм, всякая попытка играть роль «старшего брата», подчеркивались бы национальные интересы каждой из стран и выражались соборные усилия в строительстве общественной жизни с опорой на общую духовно-культурную традицию». То есть становитесь русскими, и не будете младшими братьями. Ни никакого превосходства русских над украинцами не будет: все вы соборно будете рабами единого руководства «цивилизации-империи».
Более пятнадцати лет Предстоятель УПЦ митрополит Владимир отводил от Церкви огонь критики и юридического преследования, доказывая украинский характер УПЦ, ее самостоятельность от Москвы. Только благодаря таким усилиям сегодня есть УПЦ, имеющая большинство среди православных приходов в 23 областях, и в меньшинстве – только в трех. УПЦ – это та духовная скрепа, которая сегодня объединяет Украину. Но хозяева патриарха Кирилла из Кремля, которые в прошлом году одобрили концепцию Русского Мира на заседании Совета безопасности, такое положение вещей не устраивает. Пусть УПЦ расколется – с ее восточной частью будет легче строить Русский Мир. Казалось бы, патриарх должен заботиться о единстве Церкви, но он предпочитает пожертвовать УПЦ в ходе построения Русского мира. Какой же он тогда Пастырь? Кажется, что политические страсти вытеснили у патриарха чувство ответственности, лишили его разума. Осталось только ораторское искусство на службе у Кремля. Кажется, что вновь первородство разменено на чечевичную похлебку. И главный критерий правильности такого шага следующий: эта похлебка сделана в России. Ну и что с того, что не на Западе! Выбор в пользу кесаря — всегда выбор земного, и отказ от небесного, от Бога. И вдвойне горько, что Патриарх делает выбор не только за себя, но и за миллионы верующих Московского патриархата. Они даже не могут протестовать, что кто-то вместо них отказался от их христианского первородства из-за какой-то геополитической чечевичной похлебки, сваренной в Кремле!

Третья ошибка патриарха: забыли об оскомине от русского империализма и русификации
Патриарх ничего не говорит о том варианте развития событий, при котором Украина отказывается признавать себя «страной Русского мира». Действительно, что же делать в таком случае? Вроде бы патриарх и говорит о добровольности, но ведь история обязывает, общие  традиции зовут. И русские ведь, по словам патриарха, никого никогда не русифицировали и не собираются делать этого в будущем. В общем, ясно: когда Украина скажет «спасибо, но я хочу остаться страной украинского мира», послышится кремлевский окрик: «бей предателей!». И рука патриарха так и потянется подписать новые указы об анафематствованиях каждого, что заявил о своем желании добровольно не быть частью Русского мира. Ведь свобода, по учению патриарха (см. книгу «Свобода и ответственность»), дана только для того, чтобы выбрать единственно правильное добро: то, на которое укажет церковь. А церковь – это только православие. А православие – это РПЦ. А РПЦ – это патриарх Кирилл. В общем, кто не согласен с патриархом – тот неправильно использует свою свободу и потому лишается своего человеческого достоинства и прав человека. И народ, сделавший иной выбор, – это народ, утративший право на самоопределение. И после окрика «кто там шагает правой?» украинцы услышат: «Вам слово, товарищ маузер!» И все будет как бы благословлено Богом. Остается напомнить слова Христа: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6). Русские церковники уже толкнули в раскол миллионы украинцев. И продолжают с азартом наращивать собственные усилия по дальнейшему выталкиванию. Меня не волнует, что это путь к развалу РПЦ. Меня волнует, что это путь в ад для этих самых церковников. И оправдываться тем, что намерения хороши, тут не приходится: у всех жителей ада, кроме изначальных, намерения были самые прекрасные – в их, естественно, интерпретации. И пора бы подумать о том самом мельничном жернове или же покаяться и не соблазнять даже одного из малых сих.
Если бы русские впервые возжаждали объединения, то тогда «ассимилируемые народы» могли бы сохранять иллюзии. Но и имперский, и советский опыт ясно показал: если русские обещают свободное развитие национальных языков – жди русификации. Если русские говорят о сохранении суверенитета – жди утверждения унитарного государства. Если русские говорят о сохранении границ – жди их нарушения. Остается спросить: неужели этого хотел Христос? Неужели Он был сторонником русского империализма? Неужели все святые, упомянутые в докладе патриарха, мечтали не о Царстве Небесном, но о земной благополучной цивилизации? Неужели Христос бы одобрил этот  фейерверк русского лицемерия, утверждающего, что уважает все не-русское, и тут же отрицающего право уйти из Русского Мира?
Почему же все это возможно из уст патриарха? Потому что национализмом и империализмом больна вся православная Церковь. Ясно, что русские этими двумя болезнями болеют больше других. Но и все православие не свободно от заразы национализма и империализма. Тот же патриарх Филарет в очередной раз на днях оплевал все мировое православие. Потому за православие и больно, и стыдно.

О соблазне, который случился, и расколе, который грядет
Когда в следующие месяцы или годы Московский патриархат на Украине расколется и развалится, патриарх Кирилл, конечно, не признает своей вины. Но: слон уже зашел в посудную лавку, и уже толкнул шкаф. И посуда уже полетела. Интересно, купит ли патриарх мельничный жернов? Или, может, украинскому народу подарить такого рода необходимое орудие Патриарху Кириллу? Для напоминая о бесконечной мере ответственности.

Религия в Украине

От редактора. Мы приглашаем читателей к открытой дискуссии по размещенной здесь статье и обсуждаемым в ней вопросам.
No tags for this post.
 

20 Responses to «Ошибка резидента»: Патриарх Кирилл и русский мир

  1. Гильгамеш:

    ))))))))) Спасибо за «Шумеро-Вавилонскую» закваску)

    Но чем вам не нравится «православность»?

    А на тему опыта РКЦ и папоцезаризма — Церковь не должна быть гонимой! Это означает все равно,что сказать, что «человек предопределен ко страданиям», как говорил Достоевский. Церковь будет гонимой — но не потому что «должна», а потому что она неуместна в этой греховной системе вещей… Другой вопрос, что она как Град Божий пребывает выше всего национального и политического. В этом плане — папоцезаризм является единственной возможной концепцией Церковного присутствия в обществе. Церковь в обществе пребывает катабатически — снисходя из высшей реальности… И патриарх выше президента — Кирилл выше Путина, само собой должно быть очевидно.

  2. Действительно, в тот период русская культура впитывала и органично усваивала европейскость. И без этого не было бы той России, которую мы знаем. Вы можете себе представить «Войну и мир» без французского?
    Насчет Гоголя.
    1. это разные произведения, и, насколько я пониманию, автор ставил разные задачи.
    2.Николай Васильевич действительно был патриотом малороссии — отсюда и романтизм «Вечеров…»

  3. Татьяна, УПЦ КП:

    2 mrsky:
    С какой культурой идентифицировала себя российская аристократия первой половины 19 века? Если помните, то по-русски тогда говорили плохо, с акцентом. А языком, на котором общались и думали, был французский.
    Далее. Наше все — Гоголь. Вы не замечали качественную разницу при описании им Украины и России? Сравните «Вечера на хуторе» и «Мертвые души».
    Ну, и насчет царей. Последней русской, кажется, была Елизавета. Потом кровь пошла «разжижаться» немцами в такой пропорции, что не успеваешь отследить. Но раз других царей не было, то формально и они относятся к Русскому миру и причастны к его созданию. В том числе и теми способами, что и Екатерина 2.

  4. Татьяне.
    Забыл насчет Екатерины…
    Смею не согласиться. Она не образец и не показатель, хотябы потому, что немецкого проихождения

  5. Татьяне.
    Когда я говорю «русскоязычный», имею ввиду тех граждан, для которых русский язык родной, т.е. тех, которые мыслят на русском.
    Если человек мыслит на русском, это в большинстве случаев значит:
    1. В детстве с ним папа и мама разговаривали на русском
    или 2. Начальное образование он получал на русском языке
    3. в школе он изучал русскую литературу

    Из этого я делаю вывод, что хоть большинство граждан врядли глубоко задумываются о своей идентичности, русскоязычный человек о себе не сможет сказать «я не принадлежу к русской культуре»

    Один из основателей экзистенциализма Мартин Хайдеггер выдвигал тезис о том, что «язык – это дом бытия» (эту фразу я помню со студенческой скамьи
    Ведь Вы сами прекрасно понимаете, что слово это не просто колебания воздуха, за словом стоит море ассоциаций, образов, впечатлений в общем, того что по-умному называется коннотацией
    «Коннотация включает дополнительные семантические или стилистические элементы, устойчиво связанные с основным значением в сознании носителей языка.[1] Коннотация предназначена для выражения эмоциональных или оценочных оттенков высказывания и отображает культурные традиции общества. Коннотации представляют собой разновидность прагматической информации, отражающей не сами предметы и явления, а определённое отношение к ним.[2]» — это из википедии.
    С каждым годом тотальной украинизации уменьшается вероятность того, что наши дети и внуки смогут получить образование у себя на родине на родном языке. Таким образом, мы, русскокультурные, рискуем превратиться в диаспору, ведь язык определяет мышление, национальную идентификацию и менталитет, язык является средством трансляции и усвоения культурного достояния народа – привожу цитату классика украинской литературы И.Я. Франко: «…в якій мові вродився і виховався, тої без окалічення своєї душі не можеш покинути»

  6. Татьяна, УПЦ КП:

    mrsky, а откуда вообще такая аксиома, что все русскоязычные принадлежат (воспитаны) в русской культуре и никуда им не деться, кроме возврата в русский мир?
    Скажите, Екатерина Вторая — это какая часть Русского мира? Если верить историкам, «в придворной церкви императрица ставила за хорами ломберный столик и, попивая кофе, играла в карты»…Мне кажется, это весьма точная характеристика такого светско-религиозного симбиоза как Русский мир.

  7. По поводу «Мнимой угрозы», комментарии с точки зрения «борьбы цивилизаций»
    А почему автор думает, что историческую необходимость кто-то отменял?
    Дело в том, что украинцев нельзя сравнивать с немцами, французами, англичанами и поляками, менталитет которых – во многом продукт западного христианства. Сохраняют они, конечно, свою идентичность, но религиозно-культурный базис, материковая плита этой идентичности у них одна. И в этом смысле они растворены, однородны.
    Кстати, у них тоже не без проблем: и демографический спад, сопровождающийся изменением расовой, религиозной структуры населения, и кризис традиционных ценностей, института семьи и др. Считаю это все следствиями одной причины – нравственного кризиса, который тоже, в свою очередь, обусловлен западным христианством, и рационализмом Аристотеля.
    С нами сложнее. Мы на цивилизационном разломе, на линии водораздела, поэтому неоднородны, а государственность нестабильна. И это – факт. И от этого никуда не денешься. Никуда не спрячешься от того факта, что значительная часть украинских граждан – русскоязычные, а значит принадлежащие русской культуре. И государство, независимое государство Украина, обязано обеспечить право этих граждан принадлежать русскому миру. Вообще государство должно обеспечить право граждан на самоопределение (в пределах Конституции)
    Считаю, что цивилизационный потенциал определяется не ВВП, а базовыми ценностями этой цивилизации, которые она несет как знамя. (Кстати, ВВП Российской Федерации в 3.4 раза больше ВВП Польши, хотя корректней было бы сравнивать ВВП на душу населения). И если сравнить смыслообразующего для украинской культуры писателя Т.Г. Шевченко и славного представителя малороссийской культуры Н.В. Гоголя, то нам придется признать разную глубину погружения этих писателей в человека и его сущность. Свобода внешняя и свобода внутренняя – вот их идеалы.
    Кстати о ценностях. Как можно служить Христу без реализации христианских ценностей? Не понятно. Вера без дел мертва. Так что насчет идолопоклонства — это вы, господа, загнули!
    Не вижу оснований для проведения параллелей между Русским миром и СССР. Русский мир – это прежде всего культурное пространство. И при чем здесь Акт о независимости Украины? Кто хочет принадлежать к русскому миру — тот пусть и принадлежит! Повторюсь, государство должно обеспечить этим гражданам их права. А поскольку таких граждан если не большинство, то очень значительная часть, Украина — страна русского мира!
    А насчет языческой пляски патриарха и его архиерейских сапог – отдельная тема. Это типичный пример, когда на белое называют черным и наоборот. Здесь автор трактует усилия патриарха по сохранению единства Церкви как попирающие украинскую идентичность, по сути он противопоставляет единство церкви и национальное самосознание, т.е. сам невольно содействует расколу Церкви.
    Зная ораторские способности патриарха, не вижу оснований утверждать, что речь ему готовит референт. По-моему здесь взыграли эмоции автора.

  8. Scholastic:

    Мы и наша ментальность не имеет никакого отношения к московитской колонизаторско-империалистической ментальности. Мы люди оседлые, любящие труд и душевный покой. Разве не видно, от кого происходят эти псевдорусские? Они то нам будут указывать каков «Русьский Мир»?
    Я, как христианин от МП могу принимать исключительно церковные действия, с этим я заодно, политические же действия от другой нации через Церковь принимать отказываюсь. Это допустимо лишь внутри тех диоцезов, которые имеют национальный фактор. Диоцезы Маасквы здесь не имеют национального фактора, он есть только в самой Мааскве и близлежащих земель, т.е. Московии. Маасковский дух становится все более противен когда для этого используется Церковь. Вот дух полонизации со временем проходит и очень мал и Польская Церковь Западного обряда становится мила, и дух прощения приходит, а то что делает Маасква все более и более настраивает наш искренний народ к открытой национальной ненависти. Скажу более, мы становимся нацистами по отношению к нации московитов, хотя, мы могли бы быть очень дружественны к ним. Когда наступит честные отношения между нашими народами, когда мы вернем свои имена на свои места, когда мы поймем что есть «Русьский Мир», и когда перестаним мешать национализм с церковностью, тогда и лишь тогда наступит мир меж политический и меж церковный. Наверное это утопия! По этому не только внешне а внутренне держитесь своего русьского (украинского)рода. своей нации, и верьте в Бога а Церковь принимайте любую, только не путайте ее с этникой. И да поможет нам БОГ!

  9. Scholastic:

    Для меня, как восточного славянина родом из Русьской Земли и Католического христианина вопрос о «Русьском Мире» очень важен. Не скрою своего негативного настроя по отношению к политике РФ и ее представлении о Русьской Культуре и ментальности. Этот вопрос не относится к диоцезиальным проблемам, а к этническим. Так называемая «Русская Церковь» а правильнее Московский Патриархат, имеет свои диоцезы в различных странах и там также вместе с верой пропагандируется их «русский» менталитет и «культура». И что, мы станем называть «Русьским Миром» все те диоцезы, которые подпали под влияние Маасквы? Думаю со стороны МП это будет правильнее. С моей же стороны это недопустимые вещи заниматься вместе с проповедью Слова Божьего декультуролизацией и денационализации народов. Это откровенный заказ! Как вы думаете, кто заказчик?
    Посмотрите на Римскую Церковь, она анациональна со своим августиновским настроем о Небесном Граде. Неся Слово Божье она не отберает ценности народов — их национальную культуру. Понятие автокефалии очень сильно отождествилось с понятием нации и это большая церковная ошибка. Патриарх Маасквы не может именовать почетным и особенно этническим эпитетом «Русьский Мир» страны и народы не имеющие сродства даже с славянизмом. Там где действует МП — это не этнический мир а церковный! Ошибка была украинских диоцезов Западного обряда страдавших той же проблемой. Они отождествляли веру с культурой, и выходило, что принимая обряд ты принимаешь и этническое отношение. Церковные войны зачастую происходили из-за этнических конфликтов, но тогда национализм и церковность никто не различал. Может хватит нам повторять ошибки прошлого, а давайте их не допускать. Если так хочется автокефальность отождествлять с национальностью, то пусть МП будет честен и опекуеться лишь Московией, а «Русьский Мир», как бы им не хотелось не отождествим (особенно после Боголюбского) с Московией. Тем более он не отождествим с бурятами, калмыками, чукчами, сибиряками, тюрками, финами, прусами, молдаванами и со множеством других народов, на которые оказывает мощное влияние РФ, и с этим должен согласится любой этнограф. Политика РФ не русификация в полном смысле этого слова а такая же как у большевиков — интернационализм или уничтожение национального фактора. Большое преступление в этом совершает не Кремль а МП, как Церковная Организация, как представитель Бога на земле. Помним, восточные славяне, русьские, что наш мир — это мир Киевской Руси, которая занимала часть нынешней Польши, нынешнюю Беларусь, нынешнюю Украину без Крыма, и часть нынешней РФ. Там где наши диаспоры — там мы гости и помним о русьских землях на которых остановились наши предки во время переселения народов. Мы и наша ментальность не имеет никакого отношения к московитской колонизаторско-империалистской

  10. Рыжий анархист:

    Гильгамешу.
    Вообще — про свободу писал я, а не Виталик, просто это была реплика на его замечание. И прошу различать когда свободу забирают, а когда просто хотят навязать свою, единственно верную и непогрешимую линию партии: «Русская Православная Церковь исполняет пастырскую миссию среди народов, принимающих русскую духовную и культурную традицию как основу своей национальной идентичности» — вот это совок по — гундяевски.

    А если в Вашей Шумеро-Вавилонской закваске Вам по нраву папоцезаризм и «опыт РКЦ» прикольно, дерзайте. Мне ближе слова Антония Сурожского, что Церковь, должна быть такой же слабой, как Бог, Который не имел, где голову преклонить, т.е., для непонятливых, не кострами инквизиции мы должны быть сильны, а Словом Божьим.
    А Ваше слово «православность» просто непревзойдённо. Супер! Мне тут, в связи с этим, вспоминаются слова Владимира Соловьёва: «так проповедовали христианство, что про Христа забыли»…

  11. Гильгамеш:

    Сударыня, ну коню понятно (в тему «чем мы не кони»)))что хотел Сталин и российские имперские амбиции. Но к чем это? Патриарх говорит… Точнее, нет, один аллах ведает о чем он говорит, или у вас есть достоверные согласия с вашей интерпретацией его речи… В общем, речь о том, что не надо приписывать никому смешение миров православных и светских. Кто вам мешает быть православной первее чем русской?! Где вы прочитали требование «Чтоб все славянские реки слились в российское море»?! Кто там ставит православное бытие в зависимость от русскости? Кто говорит о резервации для православных?

    Патриарх что, говорит, что русскость превыше православности? Или что только в русскости православность? Или что только на Руси сохранялось православие? Он говорит, что Русь была православной, что Православие — главная ценность Руси, даже более — именно Православие делает ценной Русь, а не наоборот. И призывает к памятованию о этой ценности в Руси. Православие было сущностнообразующим началом культуры и идентичности русичей и всех народов, вышедших из Руси… И патриарх говорит, что Русь никуда не девалась, что она не стала предметом археологии, что Русская земля есть, и просторы ее видны. И он абсолютно не отрицает действенность других идеологем. Или вы видели в его речах отрицание? Прямым текстом пожалуйста, это вопрос ко всем. Что патриарх, против Украинского мира и пути? Он требует унификации? Единство и унификация разные вещи, разве что сознание больное посттоталитарной паранойей угнетения может видеть в призыве к единству тоталитаризм!

    Вам же, о Виталик — но где здесь «иное» благовествование? Чем, каким словом забирается свобода? Да, патриарх, возможно, поступил неправильно — впрочем, воздержусь от осуждения — ибо не предусмотрел двоякое понимание и выводы. Но какая фраза указывает именно на имперскую амбицию, а не на историко-кульутрологический призыв?

    Насчет же папоцезаризма — о да, тут я за папоцезаризм — Церковь должна быть выше государства и нации, и здесь очень полезен опыт РКЦ и учение Августина. Поэтому сверхнациональная церковь, каковой могла бы стать РПЦ, исходя из единства во Христе народов былой Руси и просвещенных ею народов, могла бы намного более свободной и христианской. Займусь вульгаризацией и брошу слоган (в определнном смысле, не взыщите) — Долой Россию, долой Украину (в церковных делах), да торжествует воля и разум Церкви!

  12. Православные христиане уже не читают апостола Павла. Печально :(. Может быть они уже и не христиане вовсе? Может патриарх и не патриарх?

    Рыжий анархист Reply:

    Ну конечно, патриарх безгрешен и безошибочен! Особенно когда речь идёт про Кирилла! Кстати икону его уже написали см.:http://www.divshare.com/download/8500246-ba9 !!! А вот то, что христианство предполагает дух свободы и свободу духа почему-то забыли. Вне этой духовной атмосферы свободы христианства не существует и оно лишено всякого смысла!!! Ну и, чтобы не быть голословным, несколько цитат св. ап. Павла. «Вы куплены дорогою ценой, не делайтесь рабами человеков»1 Кор.7.23. «Где дух Господен, там свобода»2 Кор.3.17 «Удивляюсь, что вы от призвавшего вас благодатью Христовою так скоро переходите к иному благовествованию,
    которое впрочем не иное, а только есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово.
    Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема.
    Как прежде мы сказали, так и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема» Гал.1.6-9 Не правда ли интересно ап. Павел пишет про «иное благовествование?! «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу.» 1Кор 8:9
    «Ибо весь закон в одном слове заключается: «люби ближнего твоего, как самого себя». Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом.
    Я говорю: поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти» Гал. 5.13-16…………………………………Так вот, рассуждения Гундяева по -поводу «русского мира» — имперская мечта и плотское мудрование, имеющее корень в желании стать первым среди православных патриархов и, по-совместительству, главой империи «русского мира» — такой вот гундяевский «папоцесаризм».

  13. Рыжий анархист.:

    «Русские церковники уже толкнули в раскол миллионы украинцев» — вот правда про «анатомию раскола», остаётся лишь добавить, что главным дирижёром анатомического театра в 1992 году был Кирилл Гундяев — глава ОВЦС РПЦ. Теперь, очевидно, он просто мечтает о славе главного паталогоанатома православия. Но не будем забывать, что Гундяев всего лишь политик — не больше…

  14. Татьяна, УПЦ КП:

    Гильгамеш, я понимаю Ваше желание вылить, простите, пулю из речи Патриарха, но как эту пулю не трактуй — все равно получается антихристианская идея. Ее можно обвешать цитатами из отцов церкви как новогоднюю елку шариками, вставить слово «православие», «демократия», либерте, эгалите, хуманите, эмансипе и все что хотите, но она противоречит духу и смыслу проповеди Христа ради.
    Что касается гимна, то для того, чтобы понять, почему в нем (не) фигурируют те или иные слова, надо помнить, что происходило тогда. И к чему двигался Сталин.
    Вас не мучил вопрос, почему Сталин методично истреблял самых верных ленинцев? Вас не удивляло, почему он в то же время любил «Дни Турбиных» Булгакова? Почему вдруг в армии началась реформа званий по принципу белогвардейских?
    Сталин хотел, чтоб его страна ассоциировалась с империей (а он — с императором). Но чтоб эта империя НИКАК не ассоциировалась с Российской. Ему больше нравился Древний Рим. Вот какую империю он восстанавливал. А слово Русь у всех ассоциировалось со словом «православная».Это мешало.
    Идея Кирилла — это идея нового мирового порядка. Альтернативного американской — но АНАЛОГИЧНОЙ — идее. «Русский мир, его бытие и его границы напрямую зависят от того, как их понимают и определяют для себя сами носители идеи Русского мира…нужно сознавать, что Русский мир – существует не только как данность, но и как заданность – как тот мир, который хотят построить сами русские православные люди»… Ну, простите, ну, как в том анекдоте — «ну, чем мы не кони?»
    Какие границы??? Какое бытие зависит от осознания себя носителями русского мира??? Как вообще православное бытие может от этого зависеть???
    Что это за утопическая идея создать идеальную резервацию для православных?
    Я русская по отцу, но в первую очередь я христианка (правда, некоторые представители УПЦ МП мне в этом праве отказывают). И поддержать идею русского мира — это для меня безумие, которое лично в моей душе вступает в страшное противоречие с тем, как я понимаю Дух Божий.
    Скажите, территория Японии, где расположена входящая в состав РПЦ Японская автономная церковь (т.е. является якобы канонической территорией РПЦ) — тоже теперь должна радостно осознать себя частью русского мира?

  15. Гильгамеш:

    Увы, вы правы. Но в принципе, если вы знаете, что это «неправильно понято» является именно неправильным пониманием,проблемой интерпретации, то почему вы тогда называете «политической партией»?

    Гильгамеш Reply:

    Во-вторых, я не говорил, что именно та ки было, и так и имелось ввиду… Я предлагал другой вариант прочтения (или эти «букафф» так сложны для Вашего понимания, что вы к ним так презрительно относитесь?)За статью спасибо — очень разумная и интересная. Я не знаю, как там можно не заметить критику РФешного понятия РМ:
    «так, например, в рамках предложенной концепции Кондолиза Райс как иностранка, изучающая русский язык, с полным правом может причислить себя к Русскому миру»,
    «в цитированной концепции нет ни слова о Православии».

    Автор напротив выдвигает более демократическую концепцию, которая противостоит пониманию «Русский мир – это мир России».
    Он сосредоточивает РМ на «на основе восточно-славянского этноса по конфессиональному принципу». Возможно, у кого-то оскомина на любой намек об общности с Россией и политическая паранойя, но верится, что это конечно же не относится к вам.

    Но ГЛАВНОЕ — автор прямо говорит «очень важно сознавать, что Русский мир, его бытие и его границы напрямую зависят от того, как их понимают и определяют для себя сами носители идеи Русского мира…нужно сознавать, что Русский мир – существует не только как данность, но и как заданность – как тот мир, который хотят построить сами русские православные люди». Т.е. это не есть мир, бывший в истории, но он есть Идея православного по исповеданию и русского в смысле Руси (автор открещивается от России)этнически мира, который никого ни к чему не обязывает, ни к какой «причастности» к РФ!

    Как иллюстрация:
    «Советский Союз совершенно определенным образом, с одной стороны, всячески дистанцировался от России, остававшейся в сознании населения страны синонимом Российской империи, а с другой стороны, позиционировался как преемник Великой Руси. Благодаря этой идеологической конструкции и была обеспечена легитимность Русской Православной Церкви в советском государстве… из РОССИЙСКОГО гимна упоминание о Великой РУСИ было УДАЛЕНО. Современное российское государство дистанцируется от Великой Руси, предпочитая говорить только о России. При этом понятие Россия стало синонимом Российской Федерации, что закреплено даже в Конституции. На этом фоне как титул Патриарха, так и его рассуждения об «исторической Руси» звучат уже почти как анахронизм…»… Так что, церквовноцентрическая и идеоцентрическая концепция Кирилла, которая подразумевает определенное пространство дискурса, которое априорно уже не является (по определению) пространством унификации (это так, риторика постмодерна, если вам интересно), противостоит как украинским, так и русским этатистам, и путинской линии РМ.

    P.S. Хорошая фраза
    «РПЦ признает, в том числе и после провозглашения независимости Абхазии и Южной Осетии»
    «Русское Православие (принятием РПЦЗ) впервые столь явно подчеркнуло свой Вселенский характер – не в этом ли и заключается глубинный смысл великого русского исхода ХХ века?»

  16. Собеседник:

    Если патриарх пишет не только для русских но и для украинцев пусть фильтрует. Зачем говорить то что будет не правильно понято? Его речь приведет к расколу. То что патриарх забыл слова апостола Павла это факт. Не хочется быть в политической партии вместо церкви.

  17. Татьяна, УПЦ КП:

    Гильгамеш, много букафф. И все зря: сколько ни называй черное белым, оно все равно останется черным. Вы еще назовите Кирилла великим пророком, которого не понимают и не могут оценить глупые и недалекие современники…
    Вообще, все подобные комментарии типа «он не то хотел сказать, его неправильно поняли» напоминают мне оправдания, которые мне доводилось слушать у Сандея Аделаджи, после очередных его опусов, которые его верные адепты бросались комментировать «в правильном духе». Потому что без комментариев эти опусы были столь одиозны, что сами по себе просто шокировали.
    А это Вы читали?http://delorus.ru/every/index.php?ELEMENT_ID=2464
    Может, хоть это Вам что-то прояснит?

  18. Гильгамеш:

    Нет… ничего не поняли… и ничего не почувствовали те кто читали эту статью… И больно читать те грандиозные филиппики, которые изощренно обвиняют патриарха в ереси, которую так хотят увидеть…

    Эзопову речь? А уверены ли вы в адекватности Вашего прочтения оного текста? Текст как таковой вообще существо непрозрачное, и понятое извне не обеспечивает самоочевидности понимания… Этот же текст явно был понят извне. И похоже, никто из комментаторов сайта не попытался понять патриарха в том толерантном, христианском и патриотическом, в то же время космополитическом прочтении, в котором совсем по другому звучат его слова. Несмотря на то, что он несколько раз оговаривает свою отличность от РФ и противность ему унификаторной политики, ему упорно называется «уговор с Кремлем». Печально… Если тебе хотят связать с «масковской» угрозой, сколько ты не открещивайся, все равно ты сотрудник КГБ? Христианское ли это отношение? Кому вы верите больше – своему восприятию или словам?

    И сколько патриарх не намекал на полиморфность и поливариантность, на мультикультурность и открытость к свободному созиданию «русского мира», ему все равно приписывается унификация, консервация, преграждение «малым народам» в становлении их совбодного пути… Более того, придираются даже к терминологическим оговоркам патриарха – «глобализация предстоит… концепциям идентичности», а правильно бы – «идентичностям». Последний аргумент особо кристаллизирует придирочность отношения к акту патриарха и непонимание той идеи речи, которую, возможно, он пытался донести.

    Говоря о «русском мире», «русском пространстве», «русской культуре», патриарх отнюдь не противостоит идеям самостоятельного определения частей этого мира, в т.ч. даже в ЕС. «Современным европейским странам суверенитет не мешает строить самые тесные отношения между собой, будучи членами Европейского Союза» — эта фраза обозначает также и непротиворечивость членства в ЕС тесным отношениям внутри «русского мира». Нигде он не выступает против евроинтеграции, против самоопределения. И если дословно цитировать его понимание разделения Святой Руси, «под сомнение ныне существующие государственные границы. Конечно, нельзя не признать, что эти границы, по крайней мере на сегодняшний день, при нынешнем характере всех этих пограничных ситуаций создают лишние препятствия между народами Русского мира. Нередко телевидение доносит до нас печальные картины того, что происходит, в том числе на русско-украинской границе, а иногда даже на российско-белорусской границе, несмотря на то, что формально границы как бы не существует. Я убежден, что эти препятствия, которые существуют или которые возникают, ослабляют роль каждого из государств и их роль в международной жизни. В то же самое время наличие суверенитета может помочь нам более ответственно подходить к сохранению собственной самобытности и строить новые формы общежития на основе равноправия и взаимного уважения», за которым сразу следует его пример с ЕС, то можно прочитать его еще так – несмотря на препятствия, этот суверенитет (и самоопределение!) помогут нам, как православным христианам с одной стороны, как представителям своей нации с другой (нации также и в средневековом смысле nationes), и как (в завершение) членам этой культуры русского мира адекватно и справедливо создать оный мир, избавившись от вековой немощи патернализма или «передергивания одеяла» друг на друга. Именно тот самый суверенитет и является гарантом принципиально нового созидания отношений, где возможность отношения власти и насилия наконец-то перестанут влияют на свободной конструкции нашей великой культуры и великой веры.
    Говоря о «нашей великой культуры и великой веры», патриарх, как по мне, открывает не просто банальные истины. Тон его речи при неконтрарном прочтении указывает на неоформленность, незавершенность, неоконченность понятия «русского мира» (РМ), на разомкнутость его как понятия, его принципиальную (в началах) диалогичность, конституируемость (как пребывание в процессе конституирования, созидания), поливариатность и креативность понятия РМ. В его речи прочитывается как раз не-предзаданность этого понятия, его проблематичность, его подлежащесть конституированию – и патриарх ставит как раз задачу этой конституции, этой выработки РМ, как диалогического и поливариантного понятия. Его историческая аргументация направлена скорее на обоснование актуальности проблемы и основания реальности такого единства, чем на постулирование законченной всеобщности, в которую «должны влиться остальные народы»!

    Проблематизация в первую очередь касаются понятий «русский» и «межнациональный». Прочитайте фразу: «если в ней используется русский язык как язык межнационального общения, развивается русская культура» как определение страны РМ. В контексте с предыдущими апелляциями к мультикультурности РМ и пластичности русской культуры, которое достигает признания в каком-то смысле производности ее великорусского компонента, в «дероссиефикации» Руси (!) новое прочтение речи патриарха, свободное от стереотипов восприятия слов «русский язык», «русская культура», требует нестереотипного понимания понятия «русский». Патриарх фактически призывает (неявно, не самоочевидно) воспомянуть исконное значение слова «русский» (апелляции к варяжскому происхождению не принимаются!=)) – как этнотопонима, общего места всех народов Святой Руси, которая определяется как «объединенные в купели крещения св.князем Владимиром». Православная вера, ведущаяся от кн.Владимира и от Киевской Руси и есть тот вещественный организатор единства Руси.

    Можно обвинить патриарха в предписании русскости определенных нравственных добродетелей, которые свойственно общехристианскому идеалу. Но при этом стоит рассмотреть, что это отсылает к другому – к пластичности, полиморфичности и специфичности общерусской культурно-этической традиции, которая при всех отличиях между схоластифицированной украинской мыслью Мазепы и ритуализированным обрядоверием старообрядцев, между нравственным идеалом украинского казака и русского богатыря, пребывает в противоречивом и пластическом единении. Он оговаривается, «высоко ценя роль русского языка, мы также не должны забывать и о различных коренных языках Русского мира: об украинском, белорусском, молдавском и о прочих. Они обогащали и продолжают обогащать многоликую культуру Русского мира. Кроме того, они не раз оказывали прямое влияние на развитие общерусского языка. Невозможно представить себе, как появился бы русский литературный язык без Николая Васильевича Гоголя и Владимира Ивановича Даля, малороссов по месту рождения». Казаческий идеал родствен русской культуре, даже в той ее узко понятой части, которая именуется великорусской – так само, как для Войска Донского или волжских бунтарей ближе и роднее в союзах были всегда более Запорожская Сечь, чем царская власть, как для многих и многих украинских патриотов была родна славянофильская идея братства с Россией (которая, sic!!!, и являет собой классический пример и начало абсурдного «передергивания одеяла», когда центр единства усматривали одни в Киеве, другие в Москве).

    И когда патриарх говорит о «У наших народов присутствует сильное сознание непрерывности и преемственности русской государственной общественной традиции», его можно обвинить в приписывании желаемого действительному, если считать, что он хочет доказать всегда явное присутствие этой идеи в народе. Но также можно прочитать, что это «сознание» обозначает скорее трудноразделимость в народном сознании нашего прошлого. Воистину, делить ХIX или XX вв. на русскую и украинскую культуры кажется во многих случаях кощунством – кто тогда Гоголь и Даль, Пирогов и Ушинский, Макаренко и Вернадский, Соловьев и Бердяев, Мережковский и Булгаков, даже Донцов или Довженко? Украина произвела колоссальное влияние на российскую культуру, и первейшее доказательство есть XVII-XVIIIст., в которых Могилянская Академия оказалась оплотом реформации российской культуры, и как указывают многие русские дореволюционные исследователи, вносили в великорусскую среду чуждую ей малорусскую, при этом проявляли громадное презрение к «варварскому» великорусскому наречию и культуре. Кто был Феофан Прокопович, верный соратник Петра I в уничтожении патриаршества или Стефан Яворский, как не «киевляне», «черкасы», «малороссы»?! Также и Россия произвела колоссальное влияние – доброе ли, злое, достаточно уже проявлено с обеих сторон, и та абсолютизация, которую мы ныне наблюдаем, под стать скорее грубым дихотомиям времен становления национального самосознания XIX в., чем современным ученым либерального сознания.

    Патриарх при этом указывает на погрешности исторического воплощения единства Руси, произведенные вмешательством власти и их карательно-дисциплинарными акциями. И когда он говорит о «историческом пространстве Святой Руси», о том, что «Наши предки вместе строили и развивали Русь, обороняли ее от иноземных захватчиков», то вряд ли стоит здесь понимать конкретно-историческую ипостась Руси – будь-то Великое княжество Литовское XIV-XV вв., Гетьманщина или Российская империя, или СССР – скорее, аллегорически, сообразно духу Алексанждрийской экзегетической школы – сражаясь за эти исторические формации, в войне Б.Хмельницкого или П.Сагайдачного, И.Грозного или М.Кутузова, за вольницу казацкую или «Родину и Сталина», они отстаивали в пространстве глобального цивилизационного противостояния русскую цивилизацию (или протоцивилизацию, культуру, мир..,). Под Грюнвальдом, на Куликовом поле, на Синих или Желтых Водах или под Бородино решалась судьба РМ. И проблемные точки истории, когда разные части РМ противостояли друг другу, не есть преткновение для людей, которые, честно видя различия, не пытаются подсознательно умалить общности – подобно тому, как 300 лет враждовали Бавария и Пруссия, Франция и Бургундия, а 500 лет соперничали Кастилия и Арагон. Кровавые печальные страницы нашей истории, приведшие к расколу, ЕСТЬ. И патриарх, печалясь в своей речи об этом, не призывает «вернуться назад», «в общий котел», как пытаются представить некоторые его контраверсийные читатели, а напротив, «не ставя под сомнение национальные границы», он говорит о том, что созидание своей идентичности и самостоятельный путь куда бы то ни было, хоть в Европу, хоть в Африку, не мешает «соборной волей» хранит память и созидать культурное единство народов Руси.

    Это «созидание» не есть аналог СНГ или ЕврАзЭС! – скорее, это предложение, идя своим путем, хранить общую культуру и память, не разрывать ее на партикулярные «национальные линии» упорядочения истории, но принять мультиверсийность и мультикультурность истории, ее диалектичность и бифуркационность, при этом развивая и у-ставнавливая национальную идентичность в бытии-во-времени, о-стаивать и общность русского наследия.

    Это очень явствует в его фразе «если в ней используется русский язык как язык межнационального общения, развивается русская культура». Здесь «русский язык» как таковой вполне не противоречит принципу гегемонии национальных языков, а «русская культура» отнюдь не требует ассимиляции. Во-первых, он говорит, что украинский, белорусский, молдавский есть «коренные языки» РМ, своего рода «русские языки». Хочется сразу вспомнить риторику XIX в, которую спекулятивно приводят как образчик имперско-патерналистского тона России: «малороссийское наречие». Как этол «малороссийское»? И вообще, почему «наречие»?! Но в то время употребляли термины как «малороссийское наречие», так и «великороссийское наречие», так и «белороссийское наречие». Т.е. российский язык именовался также «наречием», уж промолчу что употребление термина «белороссийское наречие» снимает возможность спекуляции на тему любой субординации… Исходя из вышесказанного, тезис о «русском языке» не только не противостоит тезису об украинизации, а напротив, даже обязует во имя полноценного становления РМ полноценно раскрыть украинский язык и культуру. Таким образом, здесь слово «русский» обозначает как собственно развитие российского компонента в узком смысле, так и национального компонента (в широком смысле).

    И когда при таком понимании слов патриарха слышится обвинение в «искушении малых сих», то невольно хочется сказать «Осужденный уже осужден» и «Кто не имеет,у того отымется и то, что имеет». Ибо если установка интерпретации заранее настроена на ожидание какого-то прещения и угрозы давления, то она невольно требует постоянного заверения своих прав и свобод – верный же, уверенный в своих правах, не требует этого заверения и не отыскивает во всем угроз своему статусу. Уверен же тот, кто созидает, а не «освобождается от».

    Весомым аргументом поистине является критика приведения Лаврентия, что действительно интересно с научной точки зрения, и указывание на то, что патриарх недооценил «оскомину» русскости. Но такая нетолерантная атмосфера, царящая теперь против самого понятия «русского», недаром именуется русофобией, и хоть вполне понятна такая историческая реакция против векового засилия империализма российской власти, но не стоит ли вспомнить длительный тезис, что сама «Русь» и «Россия» были забыты и не реализовались со времен Петра I? И еще раз перечитать слова патриарха, призывающие (если их читать не через призму российско-империалистических интенций, которые считаются априорно присущими) к новому сотрудничеству, вполне в духе ЕС, в котором реализуется свобода басков:
    «Независимые государства, существующие на пространстве исторической Руси и осознающие свою общую цивилизационную принадлежность, могли бы продолжать вместе созидать Русский мир и рассматривать его как свой общий наднациональный проект». Здесь существенную роль отыгрывает «позиция элит новых независимых государств, созданных на пространстве исторической Руси». Тут «ключевое значение имеет этика межэлитных отношений. Нужно выработать такой тон отношений, с помощью которого проявлялось бы уважение друг к другу, исключался бы всякий патернализм, всякая попытка играть роль «старшего брата», подчеркивались бы национальные интересы каждой из стран и выражались соборные усилия в строительстве общественной жизни с опорой на общую духовно-культурную традицию. В одиночку даже самые крупные страны Русского мира не смогут отстоять свои духовные, культурные, цивилизационные интересы в глобализирующемся мире». И это не обязательно ЕврАзЭС, а может быть и сотрудничество и общность в рамках ЕС!

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика