Можно как угодно относится к его характеру и манере общаться. Можно критиковать его богословскую систему и находить в ней логические дыры (к этому и я приложил руку). Но нельзя не признать, что это – великий богословский ум современности, который войдет в историю богословия наравне с отцами-каппадокийцами, Максимом Исповедником и Григорием Паламой.

Если в первой половине 20 века главным православным богословом был, пожалуй, о. Сергий Булгаков, то на рубеже 20 и 21 веков – это, безусловно, митрополит Иоанн. Его богословие общения дало новый импульс экуменическому движению, зашедшему в 1980-е в своих богословских изысканиях в тупик. Прочитанный им на ассамблее комиссии «Faith and Order» в Сантьяго де Компостела в 1993 году доклад «Church as communion» задал новое экуменическое понимание единства церкви: не статическое единство в соединении, а динамическое единство в общении (koinonia).

Идеи Зизиуласа оказались востребованы в самых разных областях богословия – в экклезиологии, богословской антропологии, политической теологии, теоэстетике. К его концепциям обращаются не только православные, но и католики, и протестанты. Лично мне нравится, что он не боится обращаться к современной философии. Можно спорить о том, правильно ли он прочитал Левинаса или Хайдеггера, но главное – прочитал, чего не скажешь о многих других православных богословах, которые видят в современной философии врага. При этом в его жизни, конечно, не обошлось без богословских курьёзов: в 1985 году, будучи ещё богословом-мирянином, Зизиулас опубликовал свою книгу «Бытие как общение», где выступил против института викарных и титулярных епископов, у которых нет реальной паствы, и через год сам стал титулярным митрополитом. Ну что ж, бывает.

Нам повезло быть его современниками.

Автор: Андрей Шишков https://www.facebook.com/andrew.shishkov

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика